Страсть Шерил. Глава 5.

Страсть Шерил. Глава 5.

В которой Шерил получает приказ соблазнить маму Эйприл.

Перевод, оригинал: Cheryl's Passion Ch. 05 by Schlank©

Казалось, Эйприл была полна решимости увеличить количество людей, которые бы наказывали и унижали меня, или, как минимум, были бы свидетелями моего позора.

Я была в восторге, подчиняясь Эйприл. Ее власть надо заставляла мою кровь быстрее течь по венам. Моя покорность достигла своего пика, я была в полной власти моей Госпожи.

Абсолютно голая, со связанными за спиной руками, с бедной, дважды выпоротой и еще сильно ноющей попой, я, стоя на коленях перед Эйприл, делала ей куннилингус, в то время как ее мать, моя бывшая тренер по бегу и бывшая одноклассница, смотрели на меня… как сильнее я могла бы продемонстрировать свою покорность?

— Уууух, Ааааааааууууууу, - вздыхала Эйприл в то время как я вылизывала ее соки, любовно лаская языком складки ее киски.

Я уже научилась доставлять Эйприл удовольствие языком и доводила ее до оргазма много-много раз прежде, однако, я никогда не обслуживала дырочки Эйприл на глазах ее матери. Было что-то запретное и неправильное в том, что я стояла на коленях и вылизывала Эйприл, а ее мать смотрела на это, но как раз проэтому ситуация была ужасно захватывающей и полной эротизма. Я продолжала вылизывать влажную и липкую расщелину Эйприл, ее розовые складки половых губ и могла только представлять, как справлялась, переживая, с этим зрелищем Пру.

Пру была настолько невинной, молодой девушкой, а мы за этот вечер, переступили через столько табу на ее глазах… Бондаж, порка, унижения, лесбийский секс, куннилингус молодой девушке на глазах ее матери… Не измениться ли невинная Пру после этой встречи?

Неожиданно я почувствовала, как моей кожи коснулся кожаный ремешок и посмотрела вверх, на недовольное лицо Эйприл.

— Ты позволила себе отвлечься, - упрекнула меня Эйприл, - Сконцентрируйся на моих нуждах, мечтать будешь позже. Самая важная вещь для тебя сейчас, находится между моих ног!

Требовательный и строгий голос Эйприл помог мне сосредоточится. Я была рабыней и я существовала чтобы выполнять приказы. Другие люди могли беспокоится о чувствах свободной женщины и об адаптации ее в мире BDSM.

Я вновь принялась страстно вылизывать набухшие половые губы моей Госпожи. Вкус киски Эйприл был восхитительным. Ее запах был легким и приятным, а лизать ее было все равно что лизать свежее масло. Я пробовала свои соки и их вкус отличался. Думаю, каждая женщина на вкус уникальна.

— Может быть ей стоит использовать свои руки? – спросила Пру, - Я имею в виду, что она стоит на коленях. Ей было бы легче балансировать, если бы она опиралась руками о пол или обнимала бы твои ягодицы.

— Она рабыня, - сказала Эйприл напряженным голосом, потому что в этот момент я, своим языком добралась до очень чувствительной точки Госпожи, расположенной внутри ее влагалища, - Ее жизнь не должна быть легкой. Ее жизнь… Ааааах… сложна. Так и … Ооооох… и должно быть.

Я много раз отлизывала Эйприл, но в этот вечер она казалась особенно восприимчивой к моим ласкам. Полагаю, что унижение над рабыней перед свидетелями очень сильно возбудило ее. Ее крепкие бедра дрожали и расходились взад-вперед каждый раз, когда мой язык касался ее клитора.

Эйприл приказала мне засунуть мой язык ей во влагалище так глубоко как я только могла. Для этого мне пришлось крепко прижаться к щели Госпожи, впечатав в нее свои губы и нос, и я услышала, как Пру и Эйприл вздохнули одновременно. Вздох Пру объяснялся тем, что она впервые видела столь вопиюще похотливое поведение других девушек у нее на глазах, а Эйприл стонала так как я яростно стимулировала ее наиболее отзывчивые нервные окончания, которые обнаружила внутри ее вульвы.

И затем, когда пришло время, я взяла в рот напряженный клитор Эйприл. Она обучила меня, когда и как мне следует делать это, обслуживая ее киску. В момент оргазма она любила чтобы я стимулировала непосредственно сам клитор, так что я переходила к этим ласкам, когда чувствовала, что моя Госпожа уже близка к тому чтобы кончить.

Огразм Эйприл был мощным и громким. Она схватила меня за волосы, впечатав мое лицо в свою промежность и издала громкий и долгий крик сладострастного удовольствия.

Она кричала так громко и не сдерживаясь, что я заволновалась, как бы соседи не вызвали полицию. Надеюсь они смогут отличить крик женщины находящейся на вершине экстаза и крик женщины, подвергшейся нападению.

Когда оргазм Эйприл закончился, она оттолкнула меня от себя, продолжая какое-то время еще дрожать и судорожно дышать. Как неприлично и грешно было вести себя так перед миссис Ладд. Я чувствовала бы себя виноватой за столь бесстыжее поведение, если бы не тот факт, что я была в наручниках, беспомощна и выполняла приказы девятнадцатилетней девушки, которая наказывала меня ремнем, если я медлила или плохо старалась, отлизывая у нее. Я на самом деле не контролировала происходящее здесь. За все отвечала Эйприл.

— Это было по-настоящему горячо, - услышала я тихий шепот Пру. Тон ее голоса был почтительный, как будто она благоговела перед тем чему стала свидетельницей.

— Тебе понравилось? – спросила Эйприл с придыханием, еще не отдышавшись после оргазма.

Пру кивнула, соглашаясь. Она сияла от восторга, как будто ребенок после просмотра любимого мультика:

- Это было неописуемо!

Пру была на крючке и Эйприл знала это. Потребовалось всего тридцать секунд и несколько тщательно подобранных слов, сказанных Эйприл и затем, Пру разделась ниже пояса, так чтобы мой ротик смог совершить подобную магию и с ее дырочкой.

— Я чувствую себя такой шлюшкой, - пожаловалась Пру, - Обычно я не раздеваюсь на публике.

— Никто не осуждает тебя, - успокаивающим тоном сказала Эйприл, - Здесь собрались нормальные женщины. Обвинение в шлюховатости – это удел мужчин.

И затем Эйприл подтолкнула Пру ко мне. Я подобралась к ней поближе, стоя на коленях и мы достигли друг друга, где-то на ковре, рядом со столовой. Я с энтузиазмом закинула голову, по направлению к киске Пру, а она подобрала подол своей блузки так, чтобы обеспечить мне легкий доступ к ее киске.

Вероятно, когда Пру брила свой лобок, она оставила интимную прическу в виде небольшого, довольно грубо выбритого сердечка. Верхние края сердечка были не совсем ровные, остальные грани были острыми и прямыми. Если бы Пру знала что она будет снимать трусики перед бывшей одноклассницей, учительницей и двумя, едва знакомыми женщинами, она, должно быть провела больше времени в ванной, готовясь и делая сердечко идеально красивым, но, порой мы не можем предсказать что нас ждет.

— Наблюдать тебя с Эйприл было неописуемо, - призналась мне Пру, - Я никогда не видела ничего более откровенного и сексуального. Это было…

Я никогда не узнала, что Пру собиралась сказать дальше, потому что как раз в этот момент я погрузилась прямо в ее манящую киску.

Пру бы не стала говорить о собственных желаниях, однако ее половые губы были набухшие и заметно влажные. Даже идиот бы понял, что Пру жаждет сексуального облегчения, поэтому я сразу принялась за работу.

Пру застонала, в то время как мой язык прошелся по одной стороне ее щели. Я видела на полу тени Эйрил, тренера Дженни и миссис Ладд, которые придвинулись ближе, чтобы лучше видеть шоу. Это было так развратно и порочно, что женщины не скрываясь пожирали нас глазами, глядя на то, как я вылизываю свою школьную подругу и от этого, все становилось еще восхитительнее.

Пру обильно истекала соками, но их вкус был неразличимым. Я не ожидала этого. Я была уверена, что вкус соков каждой женщины своеобразен, но я не предполагала, что бывают соки вообще без вкуса.

— Ух, уух, ух, оо, - постанывала Пру в то время как мой язык скользил верх вниз по ее промежности. Она любовно положила одну руку мне на голову, а вторую на мое голое плечо. Ей определенно нравились старания моего язычка и вскоре она застонала еще громче, когда я нашла самую отзывчивую часть ее киски. Естественно, как только я нашла эту эрогенную зону, я сконцентрировала все свое внимание на ней, чтобы заставить Пру стонать во весь голос.

Пру также издавала очень приятные звуки когда мой язык погружался глубоко в ее щель и я чувствовала гордость от того, что могу доставить столько удовольствия другой женщине. Несмотря на мое положение – дважды выпоротая, голая и связанная, исполняющая куннилингус своей бывшей приятельнице на глазах у публики, я чувствовала гордость.

Представьте, как отличалась моя жизнь от жизни других людей!

В момент, когда мой язык был глубоко во влагалище Пру, я нашла особую точку, ласки которой заставляли Пру стонать и вертеться как сумасшедшую. Мне было очень сложно достать языком это место, но я добилась хороших результатов и решила сделать упор именно тут.

Я не разочаровалась. Чем больше внимания уделяла я внутренней поверхности ее влагалища, тем больше стонала Пру, чаще дышала и дрожала. Кажется, я нашла что-то типа нервного кластера, посылающего импульсы сексуального удовольствия в тело Пру когда я стимулировала его. Я делала это снова и снова, разжигая неистовое желание в моей школьной подруге.

— Шерил, - заскулила Пру, задыхаясь, в тот момент, когда она была в опасной близости от оргазма, - Ох, Боже, Шерил! О, Боже! Оооооо!

Пру излилась прямо на мое лицо, скуля как воздушная сирена тревоги, извиваясь и ерзая по моему лицу. Звуки ее безумного счастья и пульсирующая, мокрая вагина, не оставляли никаких сомнений, что она только что испытала сильнейшей в своей жизни оргазм. Если Эйприл хотела, чтобы я произвела впечатление на Пру своим умением вылизывать женские щели, то я только что успешно выполнила это.

— Довольна? – спросила Эйпил игривым, почти издевающимся тоном.

— О, Боже, да, - воскликнула восторженно Пру, - У меня был и раньше секс, это, понимаете, не мой первый раз. У меня было огромное количество раз, но я никогда не думала, что секс может быть настолько хорош!

Пру снова оделась, а Эйприл успела одеться в то время пока я, увлеченно, ела киску Пруденс. И снова я была единственной голой персоной в комнате среди одетых женщин.

Я продолжала стоять на коленях, в то время как Эйприл с Пру обсуждали мое будущее и роль Пруденс в нем. Пру была, похоже, без ума от меня и готова на все условия Эйприл, лишь бы продолжать встречаться со мной и пользоваться моими талантами.

Пока они разговаривали, Пру много раз встречалась со мной глазами, полными обожания и желания. Она здорово «подсела» на меня и я это видела. Возможно, она еще в школе была увлечена мной, но сейчас ее страсть разгорелась с новой силой.

Пру согласилась, что меня нужно иногда наказывать и если Эйприл составит расписание наказаний, Пру будет готова приходить в дом семьи Ладд и проводить некоторые из экзекуций сама. Почти как по волшебству, Пру вдруг оценила и приняла всю BDSM культуру и стиль жизни.

Я была поражена. За один вечер, мы обратили Пру из мягкой, благочестивой школьницы которую я знала, в помощницу и союзницу Эйприл.

Когда пришло время расходиться по домам, Пру обняла меня, затем меня обняла коуч Дженни и обе они ушли. Мы еще поговорили с Эйприл, причем все это время я оставалась, голая с руками, связанными за спиной.

Эйприл провела меня наверх в свою спальню, также наверх поднялась и миссис Ладд, принять душ. Эйприл была довольна вечером, который прошел так хорошо и сказала мне об этом, после того как мы остались с ней вдвоем в комнате.

Затем она сняла с меня ошейник и освободила мои запястья от стальных браслетов.

— Теперь я хочу, чтобы ты позвонила своей маме и отпросилась на вечеринку с ночевкой.

— Вечеринку с ночевкой, Госпожа? – спросила я, - Я не очень понимаю смысл этого выражения.

Эйприл в удивлении подняла на меня брови.

— Ты никогда не слышала о вечеринке с ночевкой? Это когда ты приглашаешь друзей в свой дом и… Знаешь что… Неважно. Просто позвони своей маме и скажи ей, что ты останешься у меня на ночь.

Я позвонила маме из спальни Эйприл и сказала, что останусь у нее. Конечно мама не знала, что я говорю с ней голая и что у меня чертовски болит попа после двух порок. Все что она знала, это то, что дочка с восторгом в голосе объясняет, что останется на ночь в доме друзей. Я почувствовала, что почти вру, говоря об этом так невинно.

— Хорошо, Шерил, - сказала довольным тоном мама, - Приятных снов. Увидимся утром.

— Увидимся утром, Мам, - ответила я и повесила трубку.

— Итак, - сказала я Эйприл, придвигаясь опасно близко к моей Госпоже и соблазнительно качая грудями, - Я полностью в вашем распоряжении следующие восемь или девять часов. Что вы будете делать со мной?

Моя щелка изнывала от желания и я надеялась, что смогу возбудить свою Госпожу и почувствовать ее сильные руки на моем голом теле, почувствовать как она по-хозяйски, безжалостно проникнет в меня своими пальцами и доводит меня до нескольких сумасшедших оргазмов. Для такой нижней как я, порки и унижения были подобны долгим прелюдиям. Я хотела, мне нужно было кончить.

— У меня есть действительно порочная и прекрасная идея, - сказала Эйприл беря меня за талию и притягивая ближе к себе, игриво касаясь меня своими грудями.

Затем последовала небольшая пауза, во время которой моя Госпожа целовала меня, исследуя мой рот своим языком и мягко постанывая, в то время как мы обе наслаждались и блаженствовали в это прекрасное мгновение, полное эротизма.

Когда мы оторвались от поцелуя, Эйприл ехидно улыбнулась и сказала:

— Ты соблазнишь мою маму.

Мои глаза расширились и я мягко отодвинувшись от Эйприл, воскликнула:

- Что? Нет, нет, нет, Госпожа… Я подросток, а вашей маме далеко за тридцать! Она уже высказалась о том, что ей не интересен секс с девушками моего возраста. Помните?

— Я помню, - сказала Эйприл, протянув свои сильные руки и разворачивая меня так, чтобы я оказалась лицом к двери, - Поэтому твоя задача найти возможность побороть ее естественную реакцию и изменить ее мнение на счет этого вопроса.

Держа одной рукой меня за талию, Эйприл выпроводила меня из своей комнаты, подведя к спальне ее матери. Миссис Ладд в этот момент была в душе, так что я не встретилась с ней сразу, но я все еще нервничала. Как я смогу соблазнить женщину, которая в два раза старше меня и которая против такой разницы?

Эйприл подвела меня к кровати своей матери и строго сказала:

— Не сходи с этого места.

Казалось, Эйприл извлекла из ниоткуда стальной браслет и плотно застегнула его вокруг моей лодыжки. Другой браслет защелкнулся вокруг металлического каркаса кровати миссис Ладд. Полтора метровая цепочка соединяла их.

Так моей маму будет сложнее выгнать тебя из ее комнаты, - триумфально сказала Эйприл.

— У нее нет ключа от этого, Госпожа? – спросила я, демонстративно шевеля лодыжкой. Я вспомнила, что миссис Ладд очень практична и наверняка имеет запасные ключи от всего.

— Нет, - ответила Эйприл, - Это моя новая игрушка. Мама еще не знает о ней и только у меня есть ключ.

Затем она взяла меня за плечи и сказала:

— У моей мамы не было любовника больше трех лет, к тому же она выпила вина перед сном. Это сыграет тебе на руку.

Я вздохнула с небольшим облегчением, не совсем уверенная, насколько все это поможет мне, хотя, это было лучше, чем ничего.

— О, еще кое-что, - Эйприл пристально посмотрела на меня, - Если у тебя не получится совратить мою маму, ты проведешь ночь в подвале. Твои руки будут зафиксированы далеко от твоей дырки, так что ты не сможешь поиграть с собой и еще, я накажу твои груди, перед тем как отправлюсь спать в свою большую, комфортную кровать.

— Госпожа, - выдохнула я, чувствуя панику при мысли о порке моих грудей. Это было значительно болезненней порки попы и мысль об этом меня очень пугала. Упоминание о порке грудей, наполняет любую рабыню страхом.

— Обязательно скажи моей маме, что случится с тобой, если тебе не удастся соблазнить ее, - приказала Эйприл, - Моя мама еще брезгливо относится к наказаниям и причинению боли. Она будет против порки сисек невинной, молодой рабыни. Перспектива слушать твои рыдания из подвала, всю ночь, после жесткой и болезненной порки грудей, вполне вероятно окажется решающим доводом, который убедит мою маму заняться с тобой сексом.

— Госпожа, это просто блеф, чтобы манипулировать вашей мамой, - спросила я, - Или вы всерьез собираетесь выпороть мои груди, если я не справлюсь?

— Ооо, будь уверена, что я выпорю их, - решительно сказала Эйприл, - Госпожа которая сыплет пустыми угрозами, очень скоро теряет доверие. А я никогда не говорю впустую, правда?

Я почувствовала, как сильно забилось сердце у меня в груди. Я была не очень уверена в своей способности соблазнить маму Эйприл, но сейчас я была крайне сильно замотивирована хотя бы попытаться. Я сделала глубокий вдох, пытаясь прогнать страх. Паника вряд ли поможет успешному соблазнению. Мне надо побороть панику и придумать правильную стратегию совращения мамы Эйприл.

— Я пошла в свою комнату, - сказала моя Госпожа, тепло обняв меня, - Удачи тебе. Надеюсь у тебя получиться.

Эйприл поцеловала меня на прощание в щеку, развернулась и оставила меня одну в спальне миссис Ладд. Я попыталась успокоиться и приготовиться к выполнению сложного поручения по соблазнению мамы моей Госпожи.

Возможно, смягчить ее сопротивление моим чарам, помогут несколько бокалов вина, которые она выпила в этот вечер. Ну и конечно, браслет на моей ноге, сильно усложнит физическую возможность избавиться от меня. И еще, Эйприл говорила о том, что у ее мамы не было любовника или любовницы в постели больше трех лет. Конечно, все это будет работать на меня.

С моей позиции в спальне миссис Ладд я могла слышать как вода прекратила течь из душа, и вскоре после этого, я услышала как открылась дверь в ванной. По этому звуку я заключила, что миссис Ладд вот-вот появиться в спальне.

Она не торопилась. Я слышала какие-то звуки, слышала как открывается и закрывается дверь. Множество звуков я не смогла разобрать, но без сомнения она должно быть стряхнула полотенце и повесила его сушить.

После вечности ожидания, мама Эйприл, наконец появилась в своей спальне. Ее светлые волосы были еще влажными и убранными назад, так что не закрывали лицо. На ней был черный хлопковый халат с черным поясом, туго завязанным на ее стройной талии. Халат спускался до середины бедер, оставляя открытыми ее колени и икры.

Во взгляде, появившемся на ее лице в тот момент, когда она увидела меня было одновременно смущение, досада и вопрос.

— Шерил, что ты делаешь в моей спальне? – спросила она, укоризненно.

Она говорила голосом мамы, которая поймала ребенка за каким-нибудь непотребным занятием.

— Эйприл сказала мне… эээ…. Она приказала мне… Я должна заняться сексом с вами. Ваша дочь очень настаивает на этом.

Ладно… я сказала это как глупая, двенадцатилетняя девочка. Это было вовсе не соблазнительно. Я начала просто ужасно.

— Что за самоуверенный, противный ребенок, - с досадой выругалась миссис Ладд, - Ладно, я тоже могу быть очень настойчивой! Это все еще мой дом и я не собираюсь заниматься сексом по указке моей дочери! Ты слышишь меня, Эйприл?

Она выкрикнула это довольно громко, так что скорей всего Эйприл слышала почти все, однако никакого ответа на ее слова не последовало.

— Технически, она взрослая, - сказала я в защиту своей Госпожи, - Так же как и я. Мне восемнадцать. Я уже могу голосовать. И даже, легально заключать контракты. Я могу выйти замуж. Меня могут судить. Я больше не ребенок.

— А я вдвое тебя старше, - коротко ответила миссис Ладд, - Знаешь как называют женщин, занимающихся сексом с подростками?

Я стояла сбитая с толку. Я не думала, что существует какое-то специальное определение для этого.

— Их называют «грабителями колыбелей»*, - ответила сама на свой вопрос миссис Ладд, - Я уважаемая женщина, уважаемый доктор, у меня завидная репутация. Что будет, если люди в городе узнают, что я занималась сексом с девочкой вдвое младше меня?

__

* «Cradle robbers» - термин в англ. языке, которому мне не удалось подобрать аналог (прим. переводчика.)

__

Я вытянула руки, подняв ладони вверх и стараясь выглядеть как можно более безобиднее и сказала:

— Не похоже, что я собираюсь сказать кому-нибудь об этом, Госпожа. Я знаю, как держать рот закрытым. Только подумайте, сколько секретов я уже скрываю! Моя тайная жизнь, подчинение вашей дочери… как много людей знают об этом, как вы думаете?

На секунду выражение лица миссис Ладд сменилось со злого на усталый. Она подошла ко мне, кажется, собираясь сесть на кровать, и тут, заметила браслет на моей лодыжке.

— Она приковала тебя к моей кровати? – недоверчиво спросила миссис Ладд.

— Эйприл не хотела, чтобы вы прогнали меня из своей спальни, - объяснила я, - поэтому она предприняла сверх меры.

— Шерил, ты действительно очень милая и славная девочка, - сдаваясь, устало сказала миссис Ладд, - Но также ты очень юная. Я вполне могла бы быть твоей матерью. Только представь насколько неправильными и проблематичными могут быть отношения между людьми столь разного…

Следующий мой ход был немножко вероломным… Но, Эйприл достаточно ясно дала понять, что в случае моего поражения меня ждут ужасные последствия, поэтому я не переживала за честность своих поступков.

Я взяла лицо миссис Ладд в свои ладони, нагнулась и поцеловала ее в губы. Она остановилась на середине предложения и сперва замерла. Она не оттолкнула меня, но и не ответила на поцелуй.

Во всяком случае, на первый.

Не получив жесткого отпора, я решила не сдаваться. Я поцеловала ее в губы, поцеловала ее щеку, поцеловала ее шею и чуть ниже, в яремную ямку.

Миссис Ладд застыла, ничего не говоря, но давая мне целовать ее. Скоро она начала издавать едва слышные звуки, очень напоминающие стоны. И, после нескольких минут во время которых я продолжала целовать ее, я услышала ее шепот:

— Я попаду в ад за это. Я точно знаю, что я попаду в ад.

А затем… Она в конце концов оттолкнула меня. Я почувствовала приближающееся поражение и задалась вопросом, какую тактику применить дальше. Миссис Ладд тем временем встала и направилась к двери в спальню. Я предполагала, что это означает, что она пойдет в комнату дочери и устроит ей разнос, однако, она наоборот, захлопнула дверь и закрыла ее изнутри.

— Если мы займемся этим, - объяснила миссис Ладд, - Я хочу немного приватности и больше никаких упоминаний о моей дочери этой ночью. Никакой публики, фоток, видео, никаких вторжений в мою личную жизнь.

— Да, Госпожа, - робко согласилась я.

— Мы просто два взрослых человека, которые пришли к соглашению, - продолжила она, - Без игр, унижений, жестокости. Мне никогда не нравилось это. Даже когда я была такой юной как ты.

— Да, Госпожа, - снова робко согласилась я.

— Это только между нами, - сказала она жестко, - Ты не может сказать ни слова об этом своей матери, или друзья в Фэйсбуке, друзьям по залу, или коллегам по работе, никому!

Я смиренно кивнула, соглашаясь и пообещала, что не расскажу никому.

— Все еще не верю, что делаю это, - сказала она, а затем, сделав глубокий вдох, закрыла глаза и положила одну руку мне на плечо, как будто ища во мне поддержку.

— Хорошо, Шерил, - сказала она, - Если ты все еще хочешь этого, целуй меня снова… прежде чем я не передумала.

Я нежно обняла миссис Ладд и прикоснулась своими губами к ее. Она обняла меня, притягивая к себе ближе и застонала мне в рот. Сразу после этого она начала постанывать. Затем я увидела, что она не может развязать пояс на хал

ате. Я заметила, как у нее дрожат руки. Серьезно? Неужели она так нервничает от одной мысли о том, чтобы заняться со мной сексом?

Это вопрос быстро улетучился, едва халат миссис Ладд оказался на полу, и она притянула меня к себе, так, что наши груди соприкоснулись.

Она было чертовски горячей и от прикосновения к ее телу я чувствовала, как начинаю перегреваться. Ее губы были рядом с моим ухом и я слышала как возбужденно дышит мама Эйприл. Я подумала, что это странно. Мы только начали прелюдию. Кто же так дышит во время прелюдии? С другой стороны, миссис Ладд была старше всех моих предыдущих сексуальных партнеров. Эйприл и Пру обе были тинейджерами. Коуч Дженни было чуть меньше тридцати. Миссис Ладд было около сорока. Возможно дело в этом?

— Вы в порядке, Госпожа? – спросила я.

— Все отлично, отлично, - ответила миссис Ладд, напряженным голосом, - Прошло так много времени… Меня переполняют эмоции… Дай мне минутку времени.

Я обняла одной рукой ее за талию и нежно погладила по спине. Эйприл сказала, что у ее мамы не было секса больше трех лет. Думаю, после столь длительного воздержания, ощутить рядом молодую, обнаженную и очень юную девушку, предлагающую свое тело безо всяких условий, это действительно то, что может опьянить и переполнить эмоциями.

— Ты поразительная, - выдохнула миссис Ладд, все еще звенящим от напряжения голосом, - У тебя такая гладкая и чудесная кожа, такой плоский и стройный животик, такие красивые и рельефные мускулы! А твоя попа просто идеального размера и формы! При этом, такая упругая! Как будто ты сошла с каталога Victoria’s Secret!

— О, спасибо вам, Госпожа, - сказала я, отчасти удивленная ее комплиментами. Эйприл тренировала меня как рабыню, а рабынь обычно не балуют похвалой и лестью.

— Я пользуюсь тобой, - сказала она нерешительно, - Мне не следует этого делать. Клянусь, мне не стоит делать этого с девушкой в два раза младше меня.

Она снова стала отталкивать меня и мне в голову вдруг пришла идея. У миссис Ладд не было три года любовника. При этом она отлично выглядела и вполне могла бы встречаться, к тому же, судя по ее реакциям, она полна похоти и желаний. Может быть она не встречается потому, что полностью потеряла уверенность в себе и не считает себя больше прекрасной?

Мне восемнадцать, но даже в моем возрасте девушки переживают о своей внешности. Вероятно, у женщин возраста миссис Ладд еще больше таких комплексов. У меня был отличный обмен веществ и мне было легко оставаться стройной, не переживая о том, что моя попа не влезет в лосины для занятий йогой. Миссис Ладд, скорее всего, это удавалось сложнее.

На самом деле, мой мышечный тонус и плоский животик были лучше, чем у нее, однако, груди миссис Ладд была больше моих и у нее были красивые, пухлые губы. И большую часть времени она вела себя как сильная, властная и уверенная в себе женщина. А для нижней девушки вроде меня, эти качества были особенно привлекательны.

— Госпожа, - уважительно сказала я, обнимая ее, - Возможно вы в два раза старше меня, но вы очень привлекательны и красивы.

Мисс Ладд отвела глаза, избегая моего взгляда и ответила:

— Возможно Эйприл приказала тебе сказать это.

Я погладила ее, все еще влажные, волосы и сказала:

— Нет, это правда. Вы выглядите потрясающе.

— Серьезно? В сравнении с тобой и моей дочерью?

Она встряхнула головой, как бы отрицая все, что говорила я, но я по-прежнему настаивала. Мне надо было убедить ее, что она красивая. Может быть, это единственный способ соблазнить ее.

— У Эйприл, как и у меня, ноги танцовщиц, - сказала я, - Ваши больше похожи на ноги спортсменки, они выглядят по-другому, но тоже сексуально. А еще, ваши груди больше чем у меня или Эйприл, так что в это вы лучше нас. Потом, у вас красивые, высокие скулы и сочные губы, которые так и хочется поцеловать. Честно, у вас губы как у Анджелины Джоли.

Миссис Ладд заметно обмякла в моих объятиях и прильнула ближе ко мне, практически тая в моих руках.

— Серьезно? – спросила она, - Думаешь, что у меня губы как у Джоли?

— Вы во многим похожи на нее, - заверила я, - Конечно у вас нет таких тату как у нее, вы блондинка, но у вас такие же губы, скулы и фигура с осиной талией. Если бы ваша дочка не встретила меня первой, я гордилась бы, если бы вы лишили меня девственности.

Миссис Ладд внимательно посмотрела мне в глаза и мягко сказала:

— Ты действительно так думаешь, да?

Я кивнула, соглашаясь и улыбнулась:

— Да, я действительно так думаю. Я совершенно честна с вами. Вы выглядите потрясающе.

Вероятно, я подобрала нужную фразу, потому что тотчас же была вознаграждена поцелуем.

Не просто поцелуем… этот поцелуй был наполнен страстью и жаром. Язык миссис Ладд пробрался в мой рот и ласкал мой язык так, что я застонала. Пока мы целовались, руки миссис Ладд скользили по моему телу, лаская мою спину, талию, плечи и наконец, нащупали мои, все еще ноющие ягодицы и стали мять их, сжимать, ласкать погружаясь в расщелину между ними и трогая меня в самых чувствительных местах.

Когда наши губы разомкнулись, я тяжело дышала. Так же, как и миссис Ладд, но теперь у нее на лице была триумфальная, блаженная улыбка. Она как будто была заряжена энергией и излучала ее. Она удовлетворенно вздохнула и я подумала, что идея Эйприл была не так уж плоха. Мы всего лишь только целовались и трогали друг друга, а миссис Ладд уже выглядела на десять лет моложе!

К моему удивлению, миссис Ладд схватила меня и толкнула на кровать. Затем она развернула и растянула меня на кровати, широко раздвинув мои ноги, запрокинув вверх мое лицо, разведя в стороны мои руки. Это была очень открытая позиция и каждый сантиметр моего тела был теперь доступен ей.

— Просто лежи так, - прошептала возбужденно миссис Ладд, - Я хочу исследовать все твое тело, сантиметр за сантиметром.

И она приступила. Ее руки, кончики пальцев, путешествовали по моему голому телу, плавно перебираясь с внешней стороны моих бедер к внутренней их стороне, но огибая при этом мою жаждущую лаки, влажную дырочку. Затем она стала любовно гладить мой животик и бока. Конечно, она неизбежно добралась и до моих грудей, потрогала их и ощутила их в своих ладонях. Довольно долго она держала их в руках, массировала, играла и водила по кругу вокруг моих ореолов, легонько касаясь моих возбужденный и вставших сосков, трогала их пальцами. Она гладила и крутила их до тех пор, пока они не стали сверх чувствительными и не заболели, требуя еще внимания к себе.

Я стонала и трепетала всем телом, возбуждаясь и воспламеняясь в любовной лихорадке. Эйприл, Пру, все женщины которые были сегодня вечером в гостях в Ладд, часами стимулировали мое тело. Я была безумно возбуждена и отчаянно хотела, чтобы наконец-то мою дырку заполнили и использовали как угодно грубо, позволив мне кончить, но, миссис Ладд не собиралась спешить.

Мои внешние половые губы были отлично видны, набухшие и блестящие от влаги, однако миссис Ладд игнорировала их, исследуя мое тело, кусочек за кусочком, трогая пальцами мои трицепсы, косые мышцы живота, мой копчик, мою грудь, подмышки, мое горло, все, за исключением моего истекающего от желания лона.

Я извивалась, стонала и корчилась, но миссис Ладд не торопилась.

— Такое прекрасное тело я встречаю не каждый день, - сказала она, продолжая трогать мою голую плоть, - Я хочу смаковать его каждый сантиметр.

И она продолжила.

После того, как она исследовала мое тело руками, она перешла к тому же маршруту, но уже используя свои губы и язык. Она покрыла десятками поцелуев мою внутреннюю сторону бедер, в упоении сосала мои соски и нежно кружила вокруг моих ореолов языком. Ее чрезмерное внимание к моему телу превратило меня в пылающий от желания кусок нервов. Мои соски и клитор, набухшие и торчащие, болели и раскалывались от напряжения.

— Госпожа, пожалуйста, - умоляла я, мой голос был наполнен отчаянием, я сходила с ума от желания. Неужели она не видит его в моих глазах? Неужели не чувствует, как мои соки уже переполняют мою трепещущую киску? Не видит моих каменных и вставших сосков? Она погружала меня в безумие, готовя во мне мощнейший оргазм, заставляла мое сердце стучать, наполняя меня сексуальным жаром, но так и не давая мне достичь пика и кончить.

— Я не хотела торопиться, - прошептала миссис Ладд, - Твоя розовая, побритая киска, твои набухшие половые губы такие открытые и доступные, выглядит так сладко. Я планировала оставить их напоследок, сохранить их в качестве десерта.

Я едва могла слышать ее голос к этому моменту. Сердце, казалось, подступило к горлу и я почти не слышала ничего вокруг, кроме молоточков, стучащих в висках.

— Моя дорогая, Шерил, твои чудесные бедра, твои крепкие груди, твои розовые твердые соски, они восхитительны, - мурлыкала миссис Ладд, - Но твой потрясающий, розовый цветок, должно быть, самый сладкий и вкусный.

Она положила свои руки на внутреннюю сторону моих бедер и сильно нажала на них, разводя мои ноги в стороны. Поскольку я долго занималась балетом и была довольно гибкой, у миссис Ладд получилось развести их так широко, что это я почти сделала шпагат.

Миссис Ладд погрузила свое лицо между моих ног и я ее язык вошел глубоко в меня, раздвигая мою сочащуюся щель. Оставаясь глубоко внутри меня, лаская меня там языком, часть ее лица терлась о мой набухший клитор.

— Аааааааааааааааааххх, - закричала я и мой оргазм, родившийся глубоко внутри моего лона, наконец-то взорвался и я начала бесконтрольно кончать, крутясь на кровати, выгибаясь дугой, дергая ногами, мелко дрожа. Волны экстаза принуждали мое тело биться из стороны в сторону, сводя меня с ума. Я больше не была подростком у которой есть работа, друзья и семья. Я была обнаженным, потным телом со сверх чувствительными нервными окончаниями, пульсирующими и дрожащими под натиском одного сокрушительного оргазма, следующего за другим.

Я кричала и плакала, бесстыже ахая в то время как миссис Ладд заставляла мое бедное тело испытывать непрекращающиеся оргазмы. Я задыхалась, рыдая, ожидая конца. Боже милостивый, как долго может продолжаться этот мультиоргазм?

Когда все закончилось я была заплаканной, блестящей от пота, вымотанной эмоционально и физически. Я глубоко дышала и мои груди тяжело поднимались и опускались, а когда я наконец смогла набрать достаточно воздуха в легкие чтобы говорить, я сказала:

— Госпожа, вы взорвали мой клитор как атомную бомбу. У меня еще никогда не было настолько оглушающего оргазма. Как вы сделала это?

— Я же гинеколог, помнишь? – ответила она, - Я знаю женские гениталии лучше, чем свое имя. Я знаю фокусы, которые еще даже не попробовала на тебе. Я легко могу заставить тебя кончить два или три раза подряд, если хочешь.

Она лукаво улыбнулась, говоря это, но я по-прежнему чувствовала что-то вроде паники. Моя киска была очень чувствительной после такого оргазма, так что я не хотела даже, чтобы миссис Ладд трогала меня там, до тех пор, пока я не восстановлюсь.

К счастью для меня, миссис Ладд устроила достаточный для меня перерыв.

Когда я отдохнула, мы продолжили снова. На этот раз, я была та, кто делает всю работу.

Я обнаружила еще одно отличие между Эйприл и ее мамой – как они ухаживали за своими щелками. Эйприл брилась начисто там, а вульва ее мамы была покрыта тонкими зарослями светлых волос.

Конечно, если у нее не было секса более трех лет, ей ни к чему было бриться там. Я имею в виду… если ты не ожидаешь, что кто-нибудь увидит твой лобок, то зачем заботиться о стрижке, эпиляции и бритье? Все эти вещи отнимают на самом деле уйму времени.

Моя пристегнутая лодыжка делала некоторые позиции сложно доступными, но мама Эйприл и я научились справляться с этим, при этом обе мы оставались на кровати, лаская пальцами и языками друг друга, доводя себя до оргазмов допоздна. Было уже далеко за полночь, когда мы наконец остановились, только из-за того, что обе были вымотаны. Мы заснули, голые, обнимая друг друга.

Во сне мне снилась Эйприл и ее мама.

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

Я стояла голая, в спортзале моей школы. Это было во время летних каникул, поэтому здесь не было учеников, зато множество учителей были свидетелями моего унижения.

Они соорудили позорный столб прямо в спортзале. Тяжелые железные кольца были прикреплены почти к самому верху столба. Мои кисти были надежно привязаны к кольцам, какими-то, очень крепкими веревками.

Кольца располагались высоко над моей головой, так, что я никогда бы не смогла достать их. Не важно, как бы ни танцевала я и ни выкаблучивалась, веревки бы продолжали держать мои бедные кисти беспомощно поднятыми вверх, вдоль столба.

Не помню, что я совершила чтобы заслужить экзекуцию, однако я помнила, что рабство теперь стало снова легальным в Штатах, так как Дональд Трамп подписал закон, отменяющий тринадцатую поправку к Конституции и теперь я была законной собственностью Эйприл Ладд и ее матери.

Я обняла руками твердое дерево столба. Длинная линия из полосатого, желто-черного скотча отделяла мое обнаженное и беззащитное тело от публики, состоящей из большого количества учителей и школьной администрации, однако, они были достаточно близко чтобы похотливо взирать на мои голые груди и попу. Кто-то уже фотографировал на свой Iphone мое стройное юное тело, кто-то снимал меня на цифровую камеру. Если бы я не была связана, то постаралась бы прикрыть дрожащими руками свои груди, но, я была зафиксирована. Вероятно, в школе Фарвинд знали как следует наказывать нарушивших правила рабов.

Неожиданно, слева от меня появилась миссис Ладд. Контраст между нами был болезненно очевиден. На ней был летний, модный белый сарафан, скрывающий ее фигуру от грудей до колен. Также она была в дорогих, кожаных итальянских туфлях, а на ее шее висело серебренное ожерелье с застежкой в виде сердечка. Тем временем я была нага, боса и конечно лишенная всяких украшений. Рабыни никогда не носят ювелирные изделия. Что-то вроде закона запрещает рабам владеть чем-либо, таким образом они также не могу носить кольца, серьги, браслеты, медальоны и другие изделия для украшения себя.

Не смотря на свой высокий статус, у миссис Ладд все еще были чувства ко мне. Она посмотрела на мои связанные запястья и с тревогой на лице спросила:

— С тобой все в порядке, дорогая?

Я пошевелилась в своих оковах и попыталась унять страх. Все было бы не так плохо, если бы не эта толпа из моих бывших учителей. Совсем недавно эти учителя обращались со мной терпеливо и вежливо. Сейчас они с вожделением взирали на мое голое тело и ждали моих криков во время жестокого наказания. Если бы только я была не связана, то смогла бы прикрыть свои груди и бежать стремглав от этих похотливых взглядов. Я постаралась не думать об этом и взглянула на миссис Ладд самым храбрым взглядом какой только смогла изобразить.

— Все замечательно, Госпожа, - сказала я браво, чувствую себя совсем не так, - Не волнуйтесь обо мне.

— Ты настоящий герой, - ободрила она меня, - Если бы к столбу привязали меня, я бы напугалась до смерти и дрожала как лист. Я горжусь тобой, дорогая, как ты держишься, стойкости твоего духа.

— Ну, это так сексуально, - напомнила я миссис Ладд, - Принадлежать вам, терпеть наказания для вас, быть постоянно раздетой без возможности убежать, во всем этом так много сексуальных ощущений. Даже когда я боюсь неминуемых наказаний, страх восхитителен. Если вы положите руку мне между ног сейчас, вы увидите, что моя киска сочиться влагой.

К моему удивлению, миссис Ладд протянула руку и сжала мою вагину.

— И правда, - подтвердила она, разглядывая свою, блестящую от моей смазки ладонь, - Ты насквозь мокрая.

Затем, высокая, гибкая женщина в очень красивой форме почтительно подошла сзади миссис Ладд. У нее был холодный, не прощающий ничего взгляд и она держала в правой руке хлыст. Она положила левую руку на плечо миссис Ладд и сказала ей, что пришло время моего наказания.

— Вероятно, лучше всего будет, если вы присоединитесь к остальным зрителям, за желтой чертой, - объяснила женщина в элегантной униформе.

— Кончено, Сабина, - ответила миссис Ладд, - Я сейчас же отойду туда.

Я смотрела как моя Госпожа неторопливо отходит назад, к своей дочери и как они присоединяются к остальной толпе. Теперь между нами было не больше пятнадцати метров, однако мне казалось, что нас разделяют все пятнадцать километров. Едва она отошла от меня на расстояние руки, мое мужество начало ослабевать.

Женщина с хлыстом внимательно посмотрела на меня и сказала:

— Меня зовут Сабина, но ты будешь называть меня Госпожой. Кристина Ладд наняла меня чтобы я воспитывала тебя. Хотя на моей налоговой декларации моя профессия указана как экономка, однако, мои главные обязанности состоят в том, чтобы присматривать за тобой, проверять твою гигиену, загружать работой, давать тебе строгие правила поведения и жестоко наказывать за их нарушение.

У Сабины был Восточно-Европейский акцент. Точно я не могла определить, но, возможно он был, румынский или молдавский, а может быть украинский.

Затем я подумала, вдруг… Эта женщина держит хлыст и только что сказала мне, что она нанята чтобы жестоко наказывать меня каждый раз, когда я нарушу правила. Это намного важнее чем ее национальность.

Хлыст, который она держала, выглядел внушительно и страшно. Я была почти уверена, что это хлыст, которым пользовались извозчики, подгоняя лошадей. Я никогда не видела ни одного вблизи, но видела старые фотографии с повозками и извозчиками. Если хлыста Сабины достаточно чтобы управлять повозкой, каково же придется мне, когда она замахнется им?

Затем она начала мягко гладить меня по спине, мои ягодицы и бедра своей левой рукой, подняв при этом правой рукой хлыст для лошадей так, чтобы я могла ее видеть. Она произнесла:

— Эти люди ожидают шоу. Они хотят увидеть, как милая девочка блондинка кричит, когда я воспитываю ее безжалостными ударами хлыста. Я знаю, как заставить рабыню кричать. И я обещаю тебе, что я заставлю кричать тебя задолго до окончания порки.

Сабина была спокойной и бесстрастной. Почему-то от этого она пугала меня больше, чем женщины, которые пороли бы меня со злостью. Сабина была очень методична в отношении причинения мне боли.

— Сабина, могу я хотя бы спросить сколько ударов я получу? – спросила я. Это знание ничего не дало бы мне, но рабыни никогда не оставляют надежду на капельку жалости.

— Ты приговорена к восемнадцати ударам, - сообщила мне Сабина, - Однако, я добавлю еще два сверх этого, так как ты забыла назвать меня Госпожой.

Я тихонько всхлипнула. Двадцать ударов хлыстом для лошадей, по моей голой коже, будут крайне травматичны и болезненны. Теперь я буду осторожна, чтобы не забыть правильное обращение к Сабине.

— Я не буду снисходительна к тебе, - сказала Сабина, услышав мой всхлип, - Тот факт, что мы обе женщины, не создает никакой солидарности между нами. Если я стану оставлять безнаказанными твои проступки, то никогда не воспитаю из тебя настоящую рабыню. Но, если я буду жестока с тобой и буду наказывать тебя всякий раз, например, за забывчивость, очень скоро ты перестанешь забывать что либо. Так мы тренируем рабов.

Я боялась эту женщину. Голая, привязанная к позорному столбу, я была в ужасе от Сабины с ее хлыстом. И все же, этот изысканный вкус страха, спровоцировал мягкие пульсации в моем влажном лоне. Я сжала зубы и задержала дыхание, ожидая первый щелчок хлыста.

— У тебя прекрасные ягодицы, - холодно сказала Сабина, - Начну с них.

Я услышала щелчок кожи по моей голой плоти, прежде чем почувствовала боль. Хлыст ощущался как жидкий огонь, пролитый на мой зад. Я крепко накрепко сжала зубы, борясь изо всех сил чтобы не закричать.

— Осталось девятнадцать, - хладнокровно проинформировала меня Сабина и мгновением позже ужасный хлыст снова опустился на мою беззащитную голую кожу, причиняя ужасную боль.

— Почему ты еще не кричишь, блондинка? – спросила Сабина и затем, хлыст обжог мою невинную кожу снова, охватывая заднюю часть моих нежных бедер. Я закрутилась, извиваясь и издала свой первый крик. Мне было слишком больно, и я не могла больше сдерживаться.

Не было никакого спасения от хлыста, но я все равно танцевала без стыда у столба, в то время как Сабина наказывала мою бедную плоть. Я изо всех сил дергала веревки, связывающие мои кисти, я раскручивалась влево и вправо, я дико топала голыми ногами, окидывала голову назад, рефлекторна пыталась ударить ногой назад, метясь в пустоту, но все мои действия ни на йоту не помогли мне избежать ударов хлыста Сабины.

И когда я поднимала ногу в инстинктивном ударе в ответ на агонию от жестокого наказания, Сабина, придумала, как извлечь из этого выгоду. Безжалостная кожа ее хлыста быстро ударяла по моим свежим, розовым и влажным половым губам, между моими ногами, всякий раз, как только мое влагалище оказывалась в радиусе поражения.

Сабина пообещала заставить меня кричать, но я не ожидала что она вырвет с моих губ такие жуткие и необычные крики! Она сказала, что была нанята чтобы жестоко наказывать меня, но пороть по столь нежным и деликатным местам… пороть меня по киске? Не слишком ли жестоко это было? Я решительно настроилась держать ноги на земле, чтобы защитить свою бедную щель и половые губы, над которыми уже безжалостно надругались, но, боль причиняемая хлыстом Сабины была настолько экстремально сильной, что вскоре я обнаружила, что не могу контролировать импульсивные движения своего тела.

От моих бедных грудей к нежным бедрам, казалось все мое тело целиком поглотила живая, горячая и пульсирующая боль. Мое измученное тело покрылось потом и я потеряла счет оставшимся мне ударам. Я перестала считать после пятого, потому что после него, все превратилось в сплошную боль.

А затем, наступил момент, за который мне было стыдно, когда боль и удовольствия слились. Я танцевала и корчилась под жестокими ударами Сабины, но при этом боль смешивалась с желанием. Я почувствовала, что горю в огне от возбуждения и одна агонизирующая волна желания за другой, прошла сквозь меня, обжигая мое лоно, делая твердыми мои соски, заставляя пульсировать мою вагину снова и снова, жадными спазмами. Это напряжение невозможно было достичь во время обычного секса или мастурбации. Такое сексуальное напряжение я переживала только во время насильственных, безжалостных и всепоглощающих наказаний. Я все еще чувствовала шокирующую боль, но теперь боль казалась отдаленной и не имеющей значения. Похоть, разврат, сладострастие достигли экстраординарного уровня и временно превзошли боль. Умопомрачительный, затяжной оргазм рождался внутри меня. Мое лоно сжималось в сверхчеловеческих усилиях, зарождающийся оргазм набирал силу. С каждым болезненным, жалящим ударом, с каждым пронзительным криком, оргазм в глубине меня набирал силу. Когда, наконец, я достигла кульминации, экстаз был настолько мощным, что я, должно быть, потеряла сознание.

На несколько секунд сумасшедшая пульсация моего замученного, твердого клитора, было единственным ощущением во всей вселенной, которое я чувствовала, а затем… * * * * * * * * * * Затем я открыла глаза. Цифровые часы, стоящие на прикроватной тумбочке, показывали 2:55 ночи. Я была голой и стальной браслет сковывал мою лодыжку, но на мне не было следов от суровых побоев хлыстом.

— Ты в порядке, дорогая? – услышала я голос миссис Ладд и вдруг поняла где я. Позорный столб, Сабина, хлыст для лошадей, все это было сном.

Невероятно живой и полной эротизма сон.

Я почувствовала мягкую пульсацию моей влажной киски и задалась вопросом, существует ли возможность превратить мои яркие сексуальные фантазии в реальность? Эйприл приложила огромные усилия, креативность и энтузиазм чтобы я чувствовала себя беспомощной, уязвимой, голой рабыней до сих пор. Может быть, она сможет что-нибудь сотворить с этой идеей о публичной порке и о Восточно Европейской девушке- надзирательнице, готовой наказывать меня за малейшее нарушение правил?

— Мне снился сон, Госпожа, - тихо объяснила я, миссис Ладд, - Он был такой… такой яркий!

Дата публикации 12.09.2018
Просмотров 4476
Скачать

Комментарии

0