Страсть Шерил. Глава 3.

Страсть Шерил. Глава 3.

В которой над Шерил доминирует ее бывшая тренер.

Перевод, оригинал: Cheryl's Passion Ch. 03 by Schlank©

— Вы не хотите довести ее пальцами до оргазма? – спросила Эйприл, - она очаровательно скулит, когда корчиться, кончая.

От этих слов Эйприл мое лицо залила краска стыда. Моя бывшая наставница уже видела меня голой и связанной, распластанной вдоль бетонной стены. Казалось бы, после этого я уже не смогу почувствовать смущение или стыд, но на деле все было иначе.

Коуч Дженни энергично кивнула и ее глаза залила похоть. Как будто бы мое тело было для нее наркотиком и теперь, когда она получила полный доступ ко мне, она перестала быть адекватной и уравновешенной.

— Приступайте, - напутствовала зрелую женщину Эйприл, - Войдите в нее и долбите ее пальцами, как можно глубже. Она отчаянно жаждет вашего прикосновения.

Я извивалась и стонала в то время как коуч Дженни проникла в меня пальцами. Играя пальцами с моей вагиной, бывшая наставница почти все время смотрела мне в глаза. Ее пальцы приятно ощущались внутри меня; и, несмотря на мое явное смущение, я надеялась, что ее пальцы останутся во мне до тех пор, пока я не кончу.

Я заныла от отчаяния, когда она вынула их из меня, и смотрела надув губы, как тренер Дженни подносит ладонь к своему лицу. Ее пальцы были покрыты моей липкой смазкой. А затем, к моему удивлению… коуч Дженни облизала свою ладонь, очищая ее от моих соков. Она слизывала их старательно, как будто это была шоколадная глазурь или другая вкуснятина.

— На вкус, ты объедение, - сказала она.

Что-то в этом заключении заставило меня почувствовать гордость. Эйприл много раз пробовала мои соки, но никогда не комментировала их вкус. Может быть, они действительно были вполне неплохими?

— У тебя слегка сладкий и немного острый вкус, - сказала коуч Дженни, продолжая облизывать пальцы, - у меня никогда не было девушки с соками такого же вкуса как твои.

Она сказала это так, как ценитель вина описывает вкус любимого букета. Хотела бы я знать, сколько девушек было у нее, но до меня дошло, что их, вероятно, было множество. Ей было двадцать шесть и возможно, она практиковалась годами, оттачивая свои оральные навыки с другими девушками и вероятно, попробовала на вкус десятки щелок.

Неожиданно, коуч Дженни опустилась на колени и я почувствовала ее горячее дыхание на моем лобке. Эйприл выглядела столь же удивленной, как и я и мне потребовалось несколько секунд чтобы понять это, прежде чем я почувствовала язык тренера Дженни, лижущий мои складки снизу вверх.

Я задохнулась от возбуждения. А когда ее язык скользнул вдоль моего набухшего, торчащего клитора, я испустила крик, отразившийся от стен подвала и казавшийся оглушающе громким.

— Вижу тебе нравится это, – сказала коуч Дженни, глядя на меня и улыбаясь.

Моя дырочка отчаянно нуждалась во внимании, но при этом она была сейчас настолько чувствительной, что любой контакт ощущался как сильнейший. Я готова была кричать и стонать, от любого прикосновения. Я трепетала в своих узах, чувствуя, как меня лихорадит. Я не понимала, боюсь ли я того что произойдет дальше или дрожу в вожделении и ожидании. Я была переполнена эмоциями.

— Я… я… ох, - дрожащим голосом сказала я.

— Она будет наслаждаться от любого вашего прикосновения, неважно что бы вы ни сделали с ней, - любезно перевела меня Эйприл, - Она безумно жаждет вашего прикосновения. Любого. Делайте все что хотите.

Я была слишком шокирована чтоб составить правильно фразу, поэтому я просто кивнула головой в знак согласия и надеясь на лучшее. Мое сердце стучало как отбойный молоток. Все мое тело было как комок нервов, готово откликнуться на любое сексуальное воздействие. Мои груди поднимались вверх вниз, я тяжело дышала и молила, чтобы коуч Дженни приступила к воздействию на мое сверх возбужденное, голое тело.

— Господи, она прекрасна, - сказала тренер, глядя прямо на мою розовую, влажную щелку. Я никогда не думала так о моей вагине, но раз коуч Дженни так говорит о ней, мне стоит согласиться с этим. Мне, практически не с чем было сравнивать мою киску. А моя бывшая наставница, вероятно, повидала дюжины вагин и ее оценке можно доверять, уж ей то лучше судить об этом.

Вдруг я почувствовала, как язык коуча Дженни начал кружиться по моим половым губам. Мое тело к этому моменту было чрезвычайно отзывчиво, но она нашла место, особенно восприимчивое к этим играм. Эта точка была чуть ниже моего клитора, и когда я мастурбировала я всегда терла, гладила и щипала себя там. Это была моя эрогенная зона, которой я старалась уделять много внимания. Коуч Дженни нашла ее и теперь лизала ее снова и снова, как будто счастливый ребенок лижет мороженное.

Я была ошеломлена эротическими ощущениями, обрушившимися на меня и наполнила помещение подвала нечленораздельными вскриками, ахами и стенаниями.

Коуч Дженни рассмеялась, похотливо глядя на меня и продолжила лизать. Я не была уверена, хочу ли я чтобы она остановилась, или наоборот, чтобы они продолжала, однако не важно было что хочу я. Мои руки и ноги были беспомощно растянуты и закованы в кандалы у бетонной стены. Моя щель была неприлично открыта для просмотра и коуч Дженни могла делать все что ей захочется.

Я беспомощно ныла, в то время как моя бывшая наставница взяла в рот мой клитор и стала сосать и лизать его одновременно. Мои нечленораздельные крики стали громче, бедра бесконтрольно задергались. Из-за моих оков я не могла двигаться, но тем не менее я извивалась и натирала свои запястья и лодыжки в то время как тренер Дженни манипулировала с моим клитором доводя меня до мощного, костедробильного, заставляющего скрипеть зубами, останавливающего сердце, оргазма.

— АААААААААААААААААААААААААА, - бесстыже закричала я, не заботясь о том, кто может услышать меня. Мой мозг почти отключился к этому моменту и все что я представляла собой был набухший, пульсирующий и перевозбужденный клитор. Мой оргазм был подобен лавине, становящийся все сильнее и сильнее с каждой секундой и уничтожающий все на своем пути, по мере своего роста.

В то время как мои бедра качались навстречу лицу тренера Дженни, ее рот оставался крепко прижатым к моей вульве. Я корчилась и извивалась в своих цепях, но мисс Дженни не отрывалась от меня и мой клитор целиком и полностью оставался в ее власти. Я была голой девочкой, находящейся в зависимости от милости взрослой женщины и когда оргазм наконец закончился, я ревела и дрожала в продолжающихся после-оргазмических схватках, которые, казалось, не закончатся никогда. — Ох, ты забавная, - сказала довольная, судя по тону, коуч Дженни, когда я перестала стонать.

Я повисла в оковах, без сил. Мои глаза были полузакрыты, а голова опущена вниз. Меня все еще периодически слегка потряхивало и я издавала звуки, которые были нечто средним между стонами и вздохами.

Я была абсолютно истощена после оргазма, который подарила мне коуч Дженни. Я была голой, распятой вдоль бетонной стены, но я была счастлива. Улыбнувшись я начала ожидать свое предстоящее, трудовое свидание в доме коуча Дженни. Сколько дней осталось до субботы? * * * * * * * * *

Я объявилась у дома мисс Дженни раньше времени. На самом деле я слишком нервничала чтобы спать и сводила маму с ума, ходя взад-вперед, отжимаясь, делая упражнения для бедер и другие упражнения чтобы избавиться от лишней энергии, так что в конце концов мама сказала мне убираться и оставить ее в покое.

Я все еще чувствовала избыток энергии, когда позвонила в дверь тренера Дженни.

Она выглядела удивленной, глядя на меня. В руках у нее была чашка утреннего кофе, она стояла босая, в одной ночнушке.

— Шери, сейчас шесть утра и четыре минуты, - воскликнула коуч Дженни.

— Я знаю, еще рано, - ответила я, - Прошу прощения, но я была слишком возбуждена. Я больше не могла сдерживаться. И вот, я пришла.

— Ладно, заходи, - сказала коуч Дженни, открывая шире дверь и отходя назад. – Обычно я предлагаю ранним гостям кофе, но тебе, похоже, не нужен кофеин.

— Я абсолютно бодра.

Взрослая женщина подняла одну бровь и ответила:

— Да, я вижу.

— Может быть я начну с гаража или все же с подвала? – спросила я, в нетерпении желая начать.

— Шерил, - слегка раздраженно сказала мне моя бывшая тренер, - Я не готова руководить тобой сейчас. И ты не будешь делать ничего в моем доме, пока я не буду готова присматривать за тобой.

Мое сердце готово было вырваться наружу и мне очень хотелось, чтобы эта зрелая дама сейчас же заставила меня работать, поэтому я продолжила:

— А что насчет грязной посуды? Может быть накопилась, в раковине? Можете просто раздеть меня и отправить мыть посуду.

— Ты будешь такой бойкой весь день? – спросила коуч Дженни.

Вероятно, иметь дело с нетерпеливой егозой в шесть утра, это было слишком для мисс Дженни и после нескольких неудачных попыток заткнуть меня, мисс Дженни отвела меня в гараж и открыла багажник своей машины.

— Рабыни не должны быть такими болтливыми, - проинформировала она меня, - Особенно, рано утром.

В багажнике ее машины оказалась картонная коробка из которой коуч достала резиновый шар с кожаными ремешками, прикрепленными к нему.

— Это кляп, - объяснила коуч Дженни, - Он запихивается в рот болтливым рабыням и помогает избавиться от их разговоров, так, чтобы достойные люди могли побыть в тишине и покое.

Я послушно открыла рот для мисс Дженни и она запихнула резиновый шар в мой рот, заставив мои челюсти открыться так широко, что они заболели, а затем, с силой открыла их еще шире, хотя мне казалось, что это уже невозможно. Мне никогда не вставляли кляп раньше и когда коуч Дженни застегнула ремешки на затылке, я на мгновение почувствовала панику, испугавшись как я буду дышать с таким гигантским резиновом мячом, заполнившим мой рот.

Конечно, я могла дышать через нос. Это было странно и не удобно, но все же я могла дышать.

Вскоре я осознала еще один нюанс – поскольку мой рот все время оставался широко открытым, я должна была постоянно сглатывать слюну, в противном случае слюна унизительно стекала из моего рта на пол. — Хорошо, рабыня, - сказала тренер Дженни, когда мой рот был заткнут и я не могла говорить. – Этот кляп останется у тебя во рту пока я не решу вынуть его. Если я посчитаю, что ты будешь носить его все следующие восемь часов, тебе придется смириться с этим и привыкнуть к нему. Поняла?

В моих фантазиях я раньше не представляла себя с кляпом, но сейчас, в реальной жизни, доминировала коуч Дженни и я решила делать все, что она скажет. Я посмотрела в глаза своей бывшей наставнице и утвердительно кивнула.

— Отлично! У нас уже прогресс! Теперь можешь раздеться!

Я знала, что большую часть времени в доме коуча Дженни мне предстоит провести голой, однако почему-то, раздевание в ее гараже, с кляпом во рту вывело меня из равновесия. Я не ожидала, что утро начнется именно так и чувствовала себя не в своей тарелке, расстегивая и снимая одежду.

Каждый предмет моей одежды, коуч Дженни клала в картонную коробку, стоящую в багажнике ее машины. Последними в коробке оказались мои трусики, и теперь я была абсолютно голой. Тренер закрыла коробку, а затем захлопнула багажник и заперла его.

Это была точка невозврата и теперь, даже если бы я захотела уйти, я не могла. Я была голой, а всю мою одежду бывшая наставница заперла так, что я не могла ее достать. Я, как в ловушке была теперь в доме коуча Дженни, до тех пор, пока она не решит отдать мне мою одежду.

— Хорошо, рабыня, - сказала коуч Дженни, - Я собираюсь спокойно допить свой кофе, принять горячий душ и одеться. Ты останешься здесь и не будешь путаться у меня под ногами до тех пор, пока я не вернусь сюда. Ясно?

Мое сердце забилось быстрее и я почувствовала легкое покалывание между ног. Взрослая и властная женщина доминировала надо мной, при этом я была голая и подчинялась ей. Это было то самое, о чем я фантазировала, много раз, доводя себя до оргазма пальцами. Я утвердительно кивнула тренеру Дженни, решив про себя, что не покину комнату, пока она не вернется сюда за мной.

— Ах, да, прежде чем я уйду, рабыня… ты помнишь позу для инспекции?

Эйприл обучила меня этой позе во время нашей первой B&D сессии и я хорошо ее помнила. Эйприл предупреждала меня, что если я забуду эту позу, то буду наказана.

Я снова кивнула, подтверждая, что помню позу.

— Отлично, - сказала она, не торопясь разглядывая мое голое тело. – Покажи мне ее сейчас.

Я развернулась лицом к ближайшей стене гаража, уперлась в нее руками, наклонила вниз голову, широко расставила ноги и бесстыже выпятила зад, как бы приглашая желающих наказать меня, приласкать, выпороть… делать со мной все, что душе угодно.

— Не плохо, - сказала коуч Дженни, осматривая меня, - Но, подними повыше руки.

Я послушно подняла руки над головой. С широко расставленными руками и ногами, абсолютно голая, я чувствовала себя чертовски уязвимой. Думаю, именно этого и хотела добиться коуч Дженни.

— Отлично, - сказала мисс Дженни, чуть подкорректировав положение моего тела, - Стой так, пока я не вернусь.

Именно так и обращаются хозяйки с рабынями, подумала я о бескомпромиссном тоне тренера и моя киска призывно заныла, увлажняясь очередной порцией соков.

В гараже не было часов, и я также не носила их, поэтому я понятия не имела, сколько времени я стою. Оставшись в гараже одна, я могла бы сменить позу, прогуляться и осмотреть гараж. Я могла даже вынуть кляп изо рта и коуч Дженни ничего не узнала бы про это.

Но я не собиралась играть в такие игры с тренером Дженни. Я собиралась быть послушной, голой рабыней и подчиняться ее воле. Если бы я начала нарушать приказы, то это просто бы все испортило.

Инспекционная позиция оказалась очень сложной для удержания длительный период времени и вскоре я чувствовала, как растянулись и ноют мышцы. Мои поднятые руки начали уставать и боль в мускулах отвлекла меня от необходимости постоянного сглатывания слюны, так что скоро слюна стала просто капать и стекать из моего насильно открытого рта.

Несомненно, стоя в этой неудобной и унизительной позе, голой и с кляпом во рту, я чувствовала себя настоящей рабыней, однако, я поняла, что нуждаюсь в аудитории. Я представила себя экспонатом, стоящем на выставке.

Если бы комната была полна свидетелей моего позора! Я закрыла глаза и представила тренера Дженни и еще дюжину женщин, столпившихся в гараже. Я представила, что они забавляются, наблюдая мое затруднительное положение. Они будут улыбаться, фоткать на телефоны мое обнаженное тело и комментировать мои половые губы, смеясь над тем, какими влажными они стали.

Да, я хотела огромное скопление людей чтобы унизиться и быть наказанной перед ними! Возможно, я эксгибиционистка? Я была вполне уверена в этом. Итак, я эксгибиционистка, лесбиянка и рабыня? Вау, приличная смесь извращений для тинейджера.

К тому моменту когда в гараж вернулась коуч Дженни, мои ноги дрожали, а по моему подбородку стекло уже отвратительное большое количество слюны. Челюсти болели, а из моей киски, вот-вот должны были начать капать соки, от одной мысли о том настолько униженной и опущенной я должна была сейчас выглядеть.

— Ага, моя симпатичная рабыня, сейчас похоже не очень-то разговорчива, да? – спросила коуч Дженни, не торопясь подходя ко мне.

С кляпом во рту я не могла ничего ответить и просто продолжала оставаться в инспекционной позе, ожидая, что сделает моя бывшая наставница дальше. Это был риторический вопрос.

Она остановилась прямо сзади меня и сказала:

— У тебя мокрая вагина. Ты трогала себя в мое отсутствие?

Я отрицательно замотала головой. Я была хорошей девочкой. Я не сменила позицию и не двигалась все это время. Соблазн потрогать свою киску был чрезвычайно высок, но я устояла, как и следовало поступить послушной рабыне.

Тренер Дженни приказала мне опустить руки и осмотрела мои пальцы.

— Что ж, рабыня, - сказала она, - Твои пальцы сухие. Думаю, ты говоришь правду. Похоже на то, что ты действительно не трогала себя пока меня не было.

Я закивала, соглашаясь с ней и она улыбнулась.

— Ты действительно послушная, да? – спросила она и я снова кивнула.

— Ты молодец, что не трогала себя, - сообщила мне коуч Дженни, - Но, я хочу дать тебе еще одно испытания, чтобы ты продемонстрировала мне свое послушание. Я выну кляп из твоего рта, но я не хочу слышать ни слова от тебя, кроме «Да, Госпожа», «Нет, Госпожа», или «Спасибо, Госпожа», до тех пор, пока ты не закончишь уборку в гараже. Понятно?

— Да, Госпожа, - ответила я, когда мой бедный рот снова мог произносить слова.

— Хорошая девочка, - сказала мисс Дженни, а затем отправила меня работать.

Уборка гаража оказалась работой, не требующей ни капельки ума. В основном, надо было собирать вещи, которые коуч Дженни намеревалась выкидывать и затем укладывать их в пластиковые мусорные мешки. Тренер Дженни руководила мной, указывая что оставить, а что выкинуть. Естественно, она была полностью одетой, а я, абсолютно голой, что сразу делало ее авторитет надо мной очевидным. Она, одетая, распоряжалась мной, отдавая мне приказы, а я, нагая, послушно и безмолвно выполняла ее команды.

В завершение уборки, я была вооружена метлой и совком и начисто подмела гараж. Помещение отчаянно нуждалось в чистке, особенно по углам, в которых я обнаружила массу паутины, мертвых сверчков и пауков.

Последним заданием которое я выполнила, было с помощью воды и моющего средства, стоя на коленях, отскрести щеткой пятна масла с бетонного пола гаража.

И вот я, голая девушка, тинейджер, стою на коленях, опираясь о пол руками и энергично тру масляные пятна, пытаясь отчистить бетонный пол. Мои груди заметно раскачиваются, в то время как мои колени разведены, мой анус и моя дырка отлично видны полностью одетой, взрослой и властной женщине, которая строго руководит мной.

Пожалуй, это один из самых сабмиссивных моментов в моей жизни.

Когда я закончила с гаражом, мисс Дженни резко шлепнула меня по голому заду и сказала, что пришло время спуститься в подвал и начать долгую и трудоемкую уборку там.

Беспорядок в гараже не шел ни в какое сравнение с подвалом. Здесь были пилы, молотки, дрели, шуруповерты, гаечные ключи и, кажется все виды инструментов, разбросанные как попало. Куда бы я не наступила, везде были опилки, а иногда я наступала на маленькие шурупы, гайки и болты.

— В апреле и мае я участвовала в проектах по перестройке дома, - объяснила коуч Дженни, - я сделала кое-что стоящее, но здесь остался беспорядок.

По правде говоря, тут царил хаос, который тренер Джении приказала мне привести в порядок. Я начала с подметания опилок и уборки разных обломков с пола.

Коуч Дженни следовала за мной по пятам все время и указывала мне куда сложить инструменты, куда книги, где получше подмести. Она попросту взяла надо мной полный контроль и подчинила себе.

Чтобы заставить меня чувствовать себя еще более покорной, чуть позже, она сняла свой ремень и стала тащить его за нами по полу, производя при этом зловещий звук, от которого я постоянно вздрагивала. Звук раздавался если я допускала оплошность, слишком медлили или клала инструмент не туда куда следовало.

Раз или два она на самом деле, опускала ремень поперек моих ягодиц. Кожаный ремень жалил мою голую плоть, но это было просто прелюдией к тому, что ждало меня позже. Я предполагала, что настоящая порка будет значительно болезненней, нескольких шлепков ремешком.

К тому моменту, когда я выпрямилась в подвале тренера Дженни, я была потная, грязная, уставшая и хотела пить.

— Ты выглядишь чертовски привлекательно, такая печальная и грязная, - сказала коуч Дженни, глядя на меня, покрытую потом, опилками и грязью.

Конечно, множество рабов выполняли простую работу, были грязными и потными. Правда? В книгах, которые я читала, рабынь всегда заставляли делать грязную и унизительную работу, и зачастую в обнаженном виде. Сложно быть гордой и самодовольной, когда ты голая и тобой командуют одетые люди.

Конечно, были и другие причины держать рабынь голыми. Голая рабыня всегда доступна для секса. Также, ее легче и удобнее наказывать. Лопатка, ремень или стек ранят значительно больнее голую кожу, чем через джинсы или другую ткань.

— Наверх, рабыня, - произнесла тренер, - прежде чем выпороть, тебя надо вымыть.

Коуч Дженни была внимательна ко мне и дала напиться, прежде чем отправила мыться. Как тренер по бегу она прекрасно знала, как важно поддерживать баланс воды в теле и видела, как сильно я вспотела во время уборки подвала.

Вода отлично смочила мое пересохшее горло, но при этом я продолжала чувствовать себя подчиненной и принадлежащей мисс Дженни.

— Я покажу тебе, где душ, - сказала коуч Дженни, выводя меня из кухни, вниз, в холл. * * * * * * * * * *

Мне было приказано принять душ и, к моему удивлению, мисс Дженни сняла свою одежду и присоединилась ко мне.

— Я хотела сделать это очень ооочень давно, - призналась мне коуч Дженни. – Множество моих фантазий крутиться вокруг моих обнаженных студенток, принимающих душ вместе со мной. До сегодняшнего дня, я не думала, что мне удастся реализовать мои фантазии.

— Вы фантазировали о девушках из вашей команды по бегу, при

нимающих душ? – спросила я, раньше никогда не думая о том, что учительница может фантазировать о своих студентках.

— У спортсменок отличные тела, - сказала тренер Дженни, нагибаясь и начав мыть меня, - у всех девушек в моей команде отличные ноги и ягодицы… а твое тело, особенно впечатляет.

Моя бывшая наставница окунулась в фантазии, о которых грезила годами и я составила ей компанию. Она приказала мне опереться о стенку руками, держа их над головой, что соответствовало позе для инспекции и затем коуч Дженни стала мыть меня струей из душа. Когда я была мокрой с головы до ног, тренер Дженни приступила к исследованию каждого сантиметра моего тела, гладя меня мыльными руками, намыливая мои гениталии, сжимая в своих ладонях мои груди, натирая мои чувствительные соски, крепко сжимая мои ягодицы и попу, как будто проверяя насколько они эластичны и упруги.

Я вздрогнула и застонала, когда она взяла в руку кусок мыла и протолкнула свою ладонь в мою узкую трещину между полушарий попы. От прикосновений к колечку ануса, я затрепетала. Это очень чувствительное место, но тренер Дженни не собиралась со мной щепетильничать.

— Нам надо помыть тебя везде, - настаивала она, натирая мыльными пальцами мои ягодицы и анус.

— Я не буду пороть тебя, пока твоя кожа не начнет скрипеть от чистоты, - добавила она, а затем начала смывать остатки пены и мыла у меня между ног.

— Теперь я знаю, что у тебя очень чувствительный анус, так что я найду множество причин, чтобы трогать тебя здесь, - сказала мне тренер, - меня очень заводит смотреть как молодая девушка извивается и стонет. А игры с твоим анусом как раз способствуют этому.

В ответ на заявление тренера Дженни о том, что она собирается и в будущем играть с моим анусом, я громко застонала. Почему-то любое действие с ним, будь то, легкие толчки, проникновение или какое-либо раздражение его, оказались для меня мощным эмоциональным триггером. Не совсем понимая почему, я обнаружила вдруг, что насилие над моим анусом воздействует на меня сильнее чем порка или мучение сосков.

Тем временем, коуч Дженни продолжила тщательно мыть меня, включая подошвы моих ног, подмышки, грудь, затылок и даже у меня за ушами.

В то время, когда она мыла эти участки моего тела, ее внимание казалось сугубо профессиональным и деловым, но, когда она переходила на обработку моей промежности, в ней читалась похоть и страсть.

Она грубо и настойчиво протирала мыльными руками мои набухшие половые губы, заставляя меня стонать и вздрагивать от возбуждения. Я бесстыже раздвигала свои бедра и пыталась глубже насадиться на пальцы мисс Дженни. Мой каменный от напряжения клитор буквально требовал разрядки и я отчаянно ждала, когда эта женщина даст мне кончить.

— Нет, - сказала она, вытаскивая из меня пальцы. Затем она трижды шлепнула меня по голому заду.

Удары по мокрой попе оказались больней чем обычно. Я не подозревала, что мокрая кожа намного чувствительней чем сухая, а это было именно так. Эту важную информацию я отметила для себя, на всякий случай.

Я не стала говорить коучу Дженни, что удары стали болезненней из-за того, что я мокрая, но, похоже, она поняла это сама. Я определенно стала громче кричать и, скорее всего тренер легко догадалась о причине.

— Прежде чем моя голая рабыня получит свой оргазм, я должна получить свой. Эйприл говорила мне об этом. Вероятно, это правило BDSM сообщества.

Вообще-то я не слышала о таком правиле, но в нем был смысл. В отличие от хозяев, статус рабынь очень низок. У рабынь очень мало прав и отношение к ним, в отличие от их хозяев, не требует особого уважения. Естественно, что и сексуальные потребности Госпожи должны быть удовлетворены в первую очередь.

— Да, Госпожа, - сказала я тихим голосом. От сексуального голода я чувствовала себя слабой и едва способной говорить. Меня трясло от желания поскорее кончить. Я не представляла, как смогу дальше нормально функционировать, не получив разрядку.

— Ты выглядишь такой милой, с этими печальными глазами, тяжелыми сиськами и дрожащими губами, - сказала тренер Дженни, - Такой удачной субботы у меня не было с…

Она задумалась на несколько секунд, а затем наконец заключила:

— Не думаю, что у меня когда-либо была подобная суббота. Пожалуй, это лучшая суббота в моей жизни!

Коуч Дженни притянула меня к себе для поцелуя. От неожиданности я замерла, не понимая, что ожидать в тот момент, когда она направила меня к себе, но, поняв, что это страстный поцелуй, я растворилась в нем, пуская язык тренера Дженни в мой рот, чувствуя, как ее голое тело давит на мое.

— Ты осуществляешь мои мечты, - сказала она, оторвавшись от моих губ, а затем, она обняла меня и наши груди сплющились друг о друга в то время как мисс Дженни положила свою голову мне на плечо, сближая наши голые тела максимально близко.

На несколько мгновений я почувствовала себя испорченной школьницей. Все-таки, коуч Дженни была моим бывшим тренером по бегу. Если бы мы сблизились так в те годы и об этом стало известно, случился бы большой скандал. Теперь, когда я уже выпустилась, это не было бы проблемой, но, школьные годы остались позади совсем недавно и стоять голой, сейчас, здесь в душевой коуча Дженни, казалось мне почти тем же, что стоять голой в душевой раздевалок девочек, в школе Фарвинд.

Тренер Дженни приказала мне встать на колени у ее ног и вымыть ее щелку, прежде чем начать ее лизать. Мне никогда еще не доводилось мыть киску другой женщине и это мне очень понравилось. Казалось, что это почти религиозный ритуал, после которого, акт куннилингуса приобретал особую серьезность и значимость.

Коуч Дженни не сбривала как я все волосы внизу, однако, она оставляла только полоску коротко постриженных волос на лобке, так что, по большей части, ее вульва была гладкой.

— Достойна ли моя киска почитания и обожания? – спросила коуч Дженни и этот вопрос застал меня врасплох. Не думаю, что это обычный вопрос, который люди спрашивают, когда занимаются сексом, но я постаралась выкрутиться из ситуации как могла.

— Да, Госпожа, - сказала я, уверенная, что именно этот ответ и ждала тренер.

— Тогда, приклоняйся перед ней и обожай ее, - скомандовала она, взяв меня за волосы и расположив мою голову прямо напротив ее расщелины.

Я начала лизать ее, лизать ее наружные губы, немного пахнущие мылом. Я снова промыла ее лобок и снова принялась лизать ее гладкую киску. В этот раз ее вкус был натуральным и мне он нравился.

Я услышала глубокий, дрожащий вздох надо мной и почти не узнала голос тренера Дженни, когда она сказала:

- Это не обожание! Это издевательство! Лижи ее так как будто ты голодная! Возьми в свой рот! Делай это страстно, девочка!

Кивнув, я добавила энтузиазма и энергии в процесс. Когда я делала куннилингус Эйприл, она предпочитала, чтобы я, пользуясь языком, совершала медленные и повторяющиеся, плавные движения, вылизывая ее щель. Коуч Дженни была другой. Она хотела чтобы я была агрессивной, почти безумной во время вылизывания складок ее пизды и клитора.

Я обняла ее правое бедро одной рукой, другой рукой держась за ее попу и стала яростно вылизывать вагину мисс Дженни. Я засасывала ее половые губы в свой рот и страстно сосала их. По ее указанию, я даже покусывала их.

Наконец, я взяла в рот ее набухший клитор и зажала его между зубов. Я сосала его так, как будто это конфета и я пытаюсь вытянуть из конфеты весь аромат. Коуч Дженни отвечала на мои усилия быстрым, прерывистым дыханием, вздохами и энергичным покачиванием бедер.

— Ааааааххххх, - закричала она что-то невнятно в то время как ее тело задрожало, а ее соки стали наполнять мой рот.

В то время как ее груди продолжали вздыматься вверх и вниз, она оперлась на стенку душу и стонала. Коуч Дженни была второй женщиной которую я довела до оргазма своим языком, и я была довольна этим. Я была горда тем, что могу доставить женщинам оргазм с помощью своего языка.

— Это было хорошо, - сказала коуч Дженни, когда наконец отошла от оргазма, - Надо будет повторить на следующей неделе.

Я согласилась, автоматически, не думая. Казалось совершенно нормальным, что я получаю приказы от коуча Дженни. Это было самое обычное дело. Конечно, я вернусь в ее дом на следующей недели и буду есть ее киску. Почему бы и нет?

Постепенно, горячая вода стала остывать и мисс Дженни приказала мне вылезать из душевой. Выключив воду она взяла полотенца, чтобы вытереть нас.

Я собиралась вытереться, но коуч Дженни решила, что вытрет меня сама.

— Эйприл говорила, что рабыням не разрешается касаться себя, - объяснила мисс Дженни, вытирая мое голое тело.

— Думаю, она имела в виду, что рабыням не разрешено мастурбировать, - ответила я.

— Можно по-разному объяснить ее слова, но я выбираю вариант, в котором рабыням нельзя мыть себя самим и вытираться самим.

Когда мы были сухими, коуч Дженни шлепнула меня по голой попе и приказала выйти из ванной. Она, так же не одеваясь, провела меня в свою спальню и оставила стоять рядом с постером Сьюзен Тидтке*.

* сексуальная немецкая спортсменка по легкой атлетике (прим. перев).

Затем она взяла еще несколько полотенец и положила их на пол, сказав:

— Встань сюда и прими позу для инспекции.

Я встала на полотенца расставив ноги и положила руки на стену.

— Так, Госпожа? – спросила я, чувствуя себя уязвимой и открытой, удивляясь, зачем она снова выбрала эту позицию для меня.

— Так ты выглядишь особенно эффектно, - сказала коуч Дженни, становясь сзади меня. Ее рот при этом был буквально в сантиметрах от моего уха.

Пользуясь моей беззащитностью и наготой, тренер Дженни начала тереть один из моих чувствительных сосков. Я вздохнула от неожиданности.

— В этой позе ты так открыта и доступна, - сказала она, - ничего не скрыто от моих глаз.

Чтобы подчеркнуть свои слова, ее рука покинула мой сосок и почти сразу оказалась между моих бедер, трогая мою киску и половые губы.

— Госпожа, - громко вскрикнула я, дрожа от ее прикосновения. Я надеялась, что она поймет, как чувствительны сейчас были для меня ее ласки, особенно, когда я находилось в этой уязвимой позе.

Мисс Дженни проигнорировала мой предупредительный возглас и продолжила тереть мои половые губы и мой напряженный клитор. Я судорожно задышала, так как пальцы тренера Дженни вызывали мощные эротические импульсы во всем моем теле. Волны сладострастия распространялись от моей промежности выше, по пути, через мой живот, груди, мое лицо.

— Раздвинь ноги шире, девочка, - приказала коуч Дженни и я развела ноги настолько широко, насколько только смогла, чувствуя себя безумно уязвимой и беспомощной.

В то время как я дышала подобно участнику марафона, пальцы мисс Дженни нащупали вход в мою мокрую щель, а затем, два ее пальца скользнули внутрь меня.

Я застонала, трепеща, однако продолжила держать руки над головой, а ноги широко расставленными.

— Ты молодец, - похвалила меня коуч Дженни, - Ты подарила мне великолепный оргазм пока мы были в душе. Я просто возвращаю тебе услугу.

Я застонала в то время как ее пальцы углубились в мою киску. Казалось, они исследуют каждый сантиметр внутри моего влагалища, собираясь нарисовать его карту.

На секунду, пока она вынула свои пальцы, чтобы облизать, у меня была передышка. Она сделала мне комплимент относительно вкуса моих соков и затем, едва я подумала о том, что она могла бы быть чуть жестче, она грубо проникла в меня уже тремя пальцами, растягивая мою вагину, с каждым движением продвигаясь вглубь.

— Ооооооооххх, - застонала я и мои бедра задрожали, а она тем временем стала тереть мой чувствительный клитор большим пальцем.

Я почувствовала слабость в коленях, ноги подкашивались, в то время как тренер Дженни, казалось нашла все нервные окончания моей открытой киски и стимулировала их. Я сгорала в лихорадке, на лбу и теле бисеринками выступил пот. Она не могла продолжать стимулировать меня так, чтобы не довести до оргазма! Я перестала соображать! Весь мой мир сузился до пульсации между ног. Я больше не могла думать ни о чем другом. Я не могла связать двух слов. Я просто бессвязно кричала в то время, как коуч Дженни беспощадно играла с моей дыркой.

Я поняла, что мощнейший оргазм неизбежен. Также я почувствовала, что не могу больше стоять и сейчас рухну на пол. Если бы кто-нибудь знал, что из этих двух вещей случиться первым.

Пальцы мисс Дженни снова и снова проникали в меня, грубо вторгаясь в мою женственность, в то время как пальцы другой руки, страстно терли мой клитор. Я почувствовала, что она собирается порвать мою вагину, своим чрезмерно энергичным вторжением, а затем, неожиданно, оргазм взорвался внутри меня и мои ноги подкосились, в то время как я закричала жалобным, похотливым криком, прося пощады.

Оргазм обрушился на меня как прилив. Казалось, у меня больше нет тела. Единственное, что осталось от меня это нервные окончания расположенные в моем лоно. Оргазм прокатился через меня, ошеломил, овладел мною и лишил всего, оставив лишь чистое, абсолютно удовольствие.

Когда я снова почувствовала свои руки и ноги, я была на полу, лежала и смотрела в потолок. Мое дыхание прерывалось судорожными вздохами, а мои бедра и ляжки периодически продолжали сотрясать серии отрывистых спазмов, которые я не могла контролировать.

— Ох, - вздохнула я и мой голос звучал слабо и по девичьи.

— Шерил, с тобой все в порядке? – спросила коуч Дженни, - Я не ожидала, что ты рухнешь вот так. Все произошло так быстро. Я не успела поймать тебя.

— Со мной все отлично, - на выдохе произнесла я, - мне не больно.

Я ощущала будто целиком погрузилась в эйфорию после экстаза. Уровень эндорфинов сейчас был настолько высок в моем теле, что, вероятно, вы могли бы отрезать мне палец и я даже не почувствовала бы боли. Это был невероятный опыт.

— Ты можешь подняться? – спросила коуч Дженни и я обнаружила, что на самом деле, не вполне могу контролировать свои руки и ноги. Оргазм, который я только что испытала был настолько сильным, что как короткое замыкание перемкнул большинство моих нервных окончаний и сейчас я чувствовала только блаженство.

— Не думаю, что я уже могу шевелиться, - объяснила я своей бывшей наставнице, - Я не чувствую рук и ног.

Однако вскоре, я пришла в себя и снова могла ощущать свои ноги, пальцы и другие части тела. Я все еще была потная и горячая, но я могла двигаться.

— Ты заставила меня поволноваться, - сказала мисс Дженни, - Никогда еще на меня не падали девушки посреди оргазма.

Коуч Дженни внимательно и заботливо осмотрела меня, убедившись, что я не пострадала, а затем вспомнила, что я еще не выпорота.

— Это была одна из важных причин, твоего визита сегодня, - напомнила мне она, - Ты вычистила мой подвал, прибралась в гараже и теперь получишь суровую, обжигающую порку.

Я поднялась с пола на колени и задумалась над ее словами. Она была абсолютно права. Ласки с тренером Дженни под душем, мой оргазм от ее пальцев, отвлекли меня, но она была абсолютно права. Быть наказанной, это была одна из самых важных моих задач на сегодня.

— Вы правы, - согласилась я, вдруг почувствовав себя виноватой. Почему-то в подсознании, я представляла себе, что такой сногсшибательный оргазм, который я только что испытала, я не заслужила, что такой оргазм может быть только как награда за сильную боль. Я подумала, что порка должна была быть на первом месте, а оргазм должен последовать за ней, в качестве награды за принятие порки без жалоб.

Я не сказала ничего этого вслух и коуч Дженни, похоже, не разделяла мою точку зрения, так что мы просто перешли к следующей части ее плана, к моей неизбежной порке, отбросив лишние разговоры.

В дальней части ее комнаты стоял компьютерный стол и кресло. Тренер Дженни выкатила кресло из-за стола.

Она села в него и затем посмотрела на меня в ожидании, сказав:

— Иди сюда, голая девочка. Ложись мне на колени.

Я подумала, что «голая девочка» звучит странно от женщины, которая сама голая, но промолчала и подползла к ней.

Моя бывшая наставница посмотрела на меня сверху вниз и похлопала себя по колену. Меня особенно заводили такие вещи, от них я чувствовала, как у меня начинают порхать бабочки внизу живота. Нормально ли это, желать чего-то и боятся этого одновременно?

Я приподнялась с пола и скользнула своим голым телом на колени моей наставницы, так, чтобы моя попа оказалась в верхней точке, а ладони достали пола.

Моя задница теперь находилась прямо напротив мисс Дженни, идеально доступная для наказания. Я приносила свою попу, ей в жертву. Молча глядя в пол, я ожидала когда коуч Дженни причинит боль моей бедной заднице.

— Я ценю этот момент, - призналась тренер Дженни, - ты прижимаешься своими голыми бедрами к моим, а твоя голая попа и щель бесстыдно открыты для моего созерцания. Потрясающий момент. Я бы хотела, чтобы он длился вечно.

— Да, Госпожа, - ответила я, не вполне уверенная, ждала ли какого-либо ответа мисс Дженни.

— Вот отличная причина, из-за который тебе следует принимать эту уязвимую для жестокого наказания позу, - продолжила она, - чтобы радовать меня своим беспомощным и соблазнительным видом.

Я думала, что она продолжит осматривать и любоваться мной, как вдруг, по моим голым ягодицам пришелся удар.

У меня было мало опыта в телесных наказаниях. До этого меня наказывали только Эйприл и мама. Причем, поскольку мама делала это без энтузиазма, она никогда не била меня так сильно как могла. Эйприл вкладывала значительно больше души в наказания, но она была стройной, почти хрупкой девушкой. Сила ее ударов не производила большого впечатления.

Коуч Дженни была спортсменкой. Она занималась бегом, плаванием, делала отжимания и другие виды физических нагрузок, так что ее сила была поразительной.

От самого первого удара ее руки, мою голую попу обожгло. Я вскрикнула и завертелась под ударом, но Эйприл предупредила мисс Дженни, что это моя обычная реакция на порку и что она не должна останавливать наказание, если я буду вертеться.

От второго сильного удара, все мое тело дернулось у нее на коленях и я сжала зубы, пытаясь на заорать. Эта женщина могла быть значительно более жесткой чем Эйприл! Если бы они стали соревноваться между собой в порке девушек, уверена, коуч Дженни присудили бы золотую медаль.

Еще один удар и затем еще один. Из-за гордости я продолжала сдерживаться от крика. Мне хотелось, поразить тренера Дженни своим терпением и способностью терпеть боль, но с каждым ее ударом я чувствовала новые порции боли на своей попе. Я крепко зажмурила глаза и сжала зубы, корчась от каждого сильного шлепка. Только сейчас я поняла, как мало у меня было опыта. Я думала, что я прирожденная нижняя с супер способностью терпеть боль и унижения, однако, коуч Дженни действовала совершенно верно и жестко, окрашивая мою задницу в красный цвет и погружая меня в боль, так, что я испугалась, что быстро достигну свой лимит.

Хоть мы, тренер Дженни, Эйприл и я, обсудили стоп-слово, я до сих пор противилась этой идеи и считала, что у меня его нет.

Боль увеличивалась по мере того, как удары продолжали сыпаться на мою попу и я осознала, что скоро буду кричать в голос. Удары моей бывшей наставницы стали болезненней, так как теперь она шлепала меня близко к внутренней стороне бедер.

— Ааааааааахххххххх, - закричала я, вцепившись в ее колени, но коуч Дженни только сильнее прижала меня своей левой рукой за талию, чтобы не дать мне крутиться и сползти на пол.

Я брыкалась и извивалась, позорно громко крича, в то время как сильная правая рука мисс Дженни продолжала раз за разом опускаться на заднюю часть моих бедер, причиняя мне больше боли. Мое лицо было мокрым от слез и я была поражена, насколько болезненно может наказывать коуч Дженни, используя для наказания всего лишь свою ладонь. Эйприл несколько раз порола меня кожаным ремнем, но никогда еще мне не было так больно!

Мое тело восставало против жалящих ударов, с каждым новым взмахом руки я извивалась и крутилась, не в силах контролировать свои движения, однако, удары мисс Дженни не ослабевали, а ее сильная левая рука, все так же крепко держала меня на своих коленях.

Комнату заполнил ритмичный звук безостановочных шлепков и мои жалобные, девичьи визги и крики боли. Слезы текли по лицу и горло уже ныло от постоянных криков.

Наконец, порка остановилась, а я осталась лежать голой, на коленях мисс Дженни, рыдая и размазывая слезы по лицу.

Коуч Дженна дала мне время успокоиться и затем спросила:

— Такие вещи тебе нравятся на встречах?

Несколько секунд я молчала. Я чувствовала себя немножко обиженной. Наказание было настолько болезненным и травмирующим, что мне следовало бы использовать стоп-слово.

Но, с другой стороны, я поняла, что чувствую мощную волну возбуждения и покалывание в своих чреслах. Даже несмотря на то, что совсем не давно у меня был потрясающий оргазм, сейчас я снова была сильно возбуждена. Моя попа была невероятно горячей, нежной и очень болела. Безжалостное наказание от мисс Дженни заставило меня превзойти мой болевой порог, но в то же время, мое лоно пульсировало от возбуждения.

— Да, - ответила я, сквозь слезы, - Именно такие вещи я люблю.

— Мне это нравится, - сказала взрослая женщина, гладя мою спину, - Не надо платить деньги за билеты на концерт и я гарантировано вижу тебя голой.

Я слабо засмеялась; и, все еще продолжая лежать на ее коленях, мы начали строить планы относительно нашей следующей встречи.

Дата публикации 04.09.2018
Просмотров 4980
Скачать

Комментарии

0