Жуть какая! (Продолжение)

А о чём же думала и что чувствовала мать, глядя на лежавшего под Её ножками сына? На Неё эта выходка внезапно навеяла волну воспоминаний.

Лариса Алексеевна немалого добилась в этой жизни. Сама, без чьей бы то ни было посторонней помощи. Владелица модельного агентства, двух десятков ресторанов, кафе, ночных клубов и стриптиз – баров, обладательница солидного состояния в несколько миллионов «зелёных», хозяйка роскошного особняка на одном из центральных бульваров и председательница местного клуба ультра – феминисток начинала свою блестящую карьеру с самых низов.

До конца дней не забудет она второго замужества матери и отчима – редкостного извращенца и отморозка, всякий раз назойливо пристававшего к падчерице в отсутствие жены и пытавшегося склонить Её то к «оралу», то к «аналу». Однажды очередное приставание закончилось её побегом из дому, а затем – и из города. С почти пустым карманом (спасибо подругам – подкинули хоть немножко на дорогу!). Наивная, робкая юная беглянка ничего больше не умела, кроме как танцевать, – со школьных лет этим увлекалась, брала призы на местных конкурсах. И с радостью согласилась на место танцовщицы в небольшом стрип – баре. Вряд ли Она была красивее и стройнее работавших там девчонок. Но клиенты сходили с ума при Её появлении на подиуме. Ведь Ларочка демонстрировала им не только изящное тело, но и умение танцовщицы, профессиональную, приобретённую годами упорных тренировок гибкость, плавность движений, пластичность. Это и позволило Ей со временем выгодно выделиться на фоне остальных – тупых, неуклюжих дурёх с корявой пластикой, всерьёз считавших стриптиз одной из разновидностей проституции и поэтому встретивших новенькую в штыки.

Чего только Лариса не вытерпела за это время! И попытки мести со стороны «коллег» (от изорванных костюмов до попыток отравления), и хамство руководства, и назойливые приставания посетителей – толстосумов, спьяну путавших стрип – бар с борделем. Но продолжала цепко держаться за своё рабочее место. И танцевала, танцевала, танцевала…

Доучивалась в вечерней школе, затем – на вечернем отделении торгового института. И танцевала, танцевала, танцевала…

Принципиально не обращала внимания на нападки остальных танцовщиц, убедительно (со временем научилась это делать!) отшивала богатых клиентов – «ухажёров»… И вот как – то раз не устояла перед одним из них – молодым, симпатичным, нахальным владельцем соседнего ночного клуба, глубоким знатоком девичьих душ, с лёгкостью обольщавшим и бросавшим неопытных молоденьких дурочек. Была бурная ночь любви, клятвы и заверения в искренности и вечности чувств, а затем – нежеланная беременность! Совсем не вовремя, не к месту и некстати! Любовник исчез так же внезапно, как и появился, перебравшись в другой город. А Она… Чудом выжила тогда, загнанная, затравленная, опозоренная, озлобленная на всё человечество. А особенно – на его «сильную» половину, с представителями которой впредь обращалась деспотично – холодно и презрительно.

По крохам собирая своё будущее крупное состояние, лелеяла надежду, что родившаяся дочь, став богатой наследницей, заживёт счастливее матери. Но родился сын. Будто последний удар судьбы по самолюбию убеждённой ультра – феминистки, давно и глубоко возненавидевшей всех мужчин от мала до велика. До сих пор не испытывала ненавис ти, как впрочем и настоящей материнской теплоты, к этому мальчишке, и не выходила за рамки общепринятых родительских отношений, хоть и держала его в ежовых рукавицах. И со временем начинала замечать неладное. Нарочно всё чаще требовала оказывать Ей небольшие услуги – подавать кофе в постель, плащ, зонтик, обувь. Да ещё иногда – в торжественных случаях – позволяла поцеловать свою ручку. Но не более того. И видела: этого было вполне достаточно, чтобы сын терял обычную адекватность и смотрел на неё пугливо – восторженным взглядом верного пса.

А сейчас, презрительно взирая на сына, распростёртого у Её ног, робкого, жалкого и покорного, внезапно почувствовала острейшее желание отыграться на нём за все перенесённые тяготы и лишения. Засмеялась – мелодично, победно, безжалостно. Вот оно и настало – время долгожданного реванша за многочисленные прошлые обиды!

– Ну?! – крикнула звонко и властно, ударив его сверху ножкой по голове. – Что ты должен делать дальше?!

Серёжка осмелился поднять голову и осторожно взглянуть снизу вверх.

С трепетом смотрел он на изменившееся лицо матери – по – прежнему красивое, но злое, холодно – презрительное, надменное.

Мать сбросила с ножки туфельку и с силой ударила его в лицо босой стопой. Так, что он «умылся» кровью и опрокинулся на спину.

– На колени! – раздался Её голос, мелодичный и грозный.

Сын повиновался. Но, едва приняв нужную позу, снова почувствовал удар в лицо – ещё сильнее прежнего. И чуть не полетел кувырком в сторону. Снова повелительный окрик:

– На колени!

И очередной удар. Еле – еле вернувшись в исходное положение, вознёс к Ней умоляющий взгляд. И услышал:

– Доигрался, ублюдок? Дождался желанного? То ли ещё будет! Моли о прощении, мразь!

Уронил голову под Её прелестные ножки и жалобно заскулил:

– Мамочка! Прости пожалуйста!

– Тварь безмозглая! С этой минуты ты мне не сын, а раб! Как ты должен обращаться ко мне?!

– Госпожа, – едва слышно пролепетал виновник.

– Не слышу! Громче и внятнее!

– Госпожа!

– Какая Госпожа?!

– Прекрасная Госпожа! Очаровательная Госпожа! Добрая Госпожа!

– Продолжай! Учись восхвалять Меня, если хочешь спасти свою поганую шкуру от ремня!

– Великая Госпожа! Милостивая Госпожа! Прекрасная Госпожа!

– Не повторяйся, тупая скотина!

– Простите, прелестная Госпожа! Восхитительная Госпожа! Ослепительная Госпожа!..

– Ладно, хватит пока! На первый раз прощаю! И впредь запомни, паскуда, что любая Моя прихоть для тебя отныне – закон! Посмеешь встать с колен в Моём присутствии – изобью. Вздумаешь не исполнить Моё приказание – исполосую до потери сознания. Дерзнёшь сбежать от Меня – покалечу! А за послушание и старание иногда будешь получать награды. Вроде этой!

Грациозным и властным жестом протянула ему стопу для поцелуев.

И Серёжка поспешил прильнуть к ней губами, рыдая от избытка чувств. От радости – ведь его давняя мечта наконец обрела ясность и воплотилась в жизнь. И от страха – ведь отныне он стал всего лишь послушной игрушкой мамы… то есть Госпожи! И как знать, что вздумается Ей сделать со своим новообращённым рабом уже спустя минуту, полминуты, секунду?!

Вот это влип так влип! Ох, жуть какая!

(Продолжение следует)

Дата публикации 16.06.2018
Просмотров 11481
Скачать

Комментарии

0