Сон в руку, Или Новое приключение "принцессы" Алёны (Окончание)

Алёне удалось без особых усилий освободить из корявых Юлькиных рук её жертву. Прошептала на ухо малышу:

– Не плачь и не волнуйся. Всё уже позади. Она больше не будет! Никогда!

Проводила его за дверь и обернулась к виновнице инцидента, сверля её грозным взглядом. Юлька, собиравшаяся, как видно, развлечься с экзотикой, всё ещё (по инерции) дурашливо хихикала. Но уже настороженно глядела в страшные глаза «воспитательницы» и ожидая её реакции.

Реакцией стала звонкая оплеуха. Затем – ещё одна, по другой щеке. И ещё.

– Э! Ты чё?! – недоумённо вскрикнула Морозова, возмущённая и прерванным развлечением, и этой внезапной экзекуцией. И умолкла, снова поймав на себе страшный взгляд Принцессы.

А та, не сводя с противницы разъярённых глаз, с размаху вкатила ей очередную затрещину.

– Ты… Ты чё?! Ты чё ваще?!.. – ошеломлённо запротестовала та, пятясь к окну и не в силах подобрать нужных слов.

Алёна сверлила её жутким взором хищницы. Как же ненавидела она сейчас эту длинную, нескладную, неуклюжую дылду, ленивую, тупую, вечно сонную! Юлька дрожащей рукой утирала с лица слёзы, кровь и сопли, испуганно и недоумённо глядя на «оборзевшую» соученицу.

– Ты… Ты это… Б – бе – берега п – п – потеряла ваще, м – малолетка?! – заикаясь, лепетала Юлька.

– А это я не тебя – это я себя бью! – ответила Алёна так кстати пришедшими на память словами киноперсонажа. – Недосмотрела за тобой, дубиной стоеросовой! Знала, что ты дура, а теперь ещё и увидела, какая ты мразота!

«Дубина» снова попятилась и, не глядя, с размаху села в урну – к счастью для неё, пустую, – смешно раскорячив кривые ноги, трясясь от внезапного страха и не решаясь взглянуть в глаза разъярённой «соплячки».

– Ты хоть соображаешь, что творишь?!! – всё тем же тихим и страшным голосом продолжала Алёна. – Ты, здоровая кобыла с комариными мозгами! Мальчика для утехи себе нашла, да? А хочешь, я тебя нагну?!! Только не тут, не втихаря, а в холле, у всех на виду! Хочешь?!!

И не дав опомниться своей ошеломлённой врагине, цепко схватила её за грудки и с силой толкнула к двери.

– На выход! В свою комнату, бегом!

Автор с более богатым воображением, чем у меня, наверно, сравнил бы эту сцену с эпизодом из соколиной охоты, когда маленький хищник до смерти забивает огромную цаплю, а та даже не пытается сопротивляться.

Вытолкав Юльку из душевой, Алёна тычками в спину погнала её к спальне. Втолкнула туда, всучила подушку и показала на угол.

– В полуприсев! – зловещим шёпотом приказала она. – Руки с подушкой прямо перед собой! Стоять полчаса! И чтоб ни единого писка слышно не было!

Не обращая внимания на слёзы и всхлипы, заперла «арестованную» в её же комнате и помчалась разыскивать потерпевшего. С грехом пополам привела его в чувство и угостила так кстати нашедшейся у запасливой Маринки шоколадкой. Мальчишка вскоре успокоился и уже через пару минут присоединился к играющим сверстникам…

Ой! Вот дура – то! Вот склеротичка малолетняя! Совсем забыла об ещё одном спасённом! А ведь обещала созвониться с ним утром! Нашла в спальне свой дешёвенький мобильник («Древний – древний, ещё каменным топором вытесанный!» – шутила она об этом когда – то дорогом спонсорском подарке) и отыскала в нём номер Сергея Олеговича. С облегчением вздохнула, узнав, что с ним всё в порядке и снова услышав слова благодарности – и за спасение, и за заботу…

По истечении «срока» освободила «заключённую», взяв с неё твёрдое обещание впредь подобного не совершать и отстраняя руки, которые Юлька бросилась целовать в припадке то ли испуга, то ли раскаяния (те самые руки, которые недавно надавали ей пощёчин!). И уже в который раз за это каторжное воскресенье облегчённо перевела дух!..

Ну, кажется, лимит происшествий на сегодня исчерпан! Без сучка – задоринки прошли обед, тихий час, полдник, воскресник (наконец – то навели относительную чистоту на прилегающей территории!), игры и прогулки, экскурсия в Дом творчества, где давали какой – то концерт для малышей (здесь опять на помощь пришла лучшая подружка Марина, сама вызвавшись отвести туда «малых» и добросовестно справившись со взятым на себя обязательством). Прошёл и ужин. Кажется, и впрямь бояться больше нечего. Расспросила у старших о настроениях – не имеет ли кто – то к ней претензий и не злоупотребила ли она так неожиданно свалившейся на неё воспитательской властью? И парни, и девушки с улыбками уверили, что всё прошло, как надо, и что беспокоиться ей не о чем. Промолчала лишь Юлька Морозова, по – прежнему испуганно таращась на «потерявшую берега малолетку» и не зная, какой грозы от неё ещё ожидать. Хотя… Кого интересует мнение этой тупой дылды?..

В игровую к малышам шла радостная, довольная собой. Здесь, в большой уютной комнате с мягкими коврами, сплошь заставленной яркими диванчиками и шкафами с игрушками, чувствовались небывалое спокойствие и умиротворение. Детвора смотрела какие – то мультфильмы, время от времени посмеиваясь над забавными персонажами и обмениваясь замечаниями и шутками. И только Максимка (тот самый синеглазый третьеклашка с красивым голосом) не находил себе места, слоняясь у двери с обеспокоенным видом.

– Алёна Алексеевна! – подбежал он к вошедшей, возбуждённо вытаращив небесно – синие глазёнки. – Там…

– Может, нам с вами на брудершафт выпить, Максим?.. Как вас по батюшке? – улыбнулась старшеклассница. – Что – там? Где – там?

– Дядька какой – то подозрительный бродит у нас под окнами, – едва слышно (чтобы не беспокоить остальных) и встревоженно заговорил он. – Чего он хочет, непонятно.

Алёна взглянула в окно и понимающе кивнула. Этого чудаковатого субъекта, маленького, сутулого, небритого и обтрёпанного, по вечерам слонявшегося возле их корпуса и таращившегося на светящиеся окна спален, она замечала и раньше. Девчонки хохотали над чудаком, теряясь в догадках, кто он и зачем сюда таскается. Чей – нибудь отец? Но никто не признавал его таковым. Даже круглые сироты (вроде неё самой), готовые встречать любую зашедшую к ним взрослую незнакомку радостным воплем «Моя мамочка приехала!», с испугом и отвращением отмахивались и открещивались от такого «папаши». Ну и какого же чёрта ему тут надо? Выясним!

Ещё раз окинув придирчиво – заботливым взглядом сидевших у телевизора ребят, выбежала из корпуса в отчаянной готовности разобраться с подозрительным типом, осмелившемся шляться в таком дорогом для неё месте – на лужайке за корпусом, где она так любила прогуливаться по утрам, до звонка и команды «Подъём!»…

Незнакоме ц, грязный и ободранный, сидел на траве, не сводя возбуждённых глаз с окон второго этажа, где в спальнях уже начали зажигать свет, но ещё не задёрнули занавески. Трясся всем телом от болезненного кайфа и не замечал ничего вокруг. Не заметил и Алёну, неслышно подошедшую вплотную к нему. И встрепенуться заставил только её резкий окрик:

– Ты что тут делаешь?! Кто тебя сюда пустил?!!

Бомж – онанист вздрогнул от неожиданности, машинально оглянулся и, увидев рядом с собой симпатичную девчонку, дурашливо загигикал.

И вскрикнул от неожиданности и боли, когда она ответила ему двумя резкими и болезненными пинками – в печень и в грудь. А после того, как он свалился на спину, наступила на горло.

– Ещё раз тут увижу – убью! – послышался тихий и страшный девичий голос. – Ты понял?!

Побеждённый лишь невнятно захрипел в ответ.

– Встать! – тихо скомандовала победительница. – Пошёл вон! И больше не смей тут шататься!

Извращенец, кряхтя, поднялся и поковылял прочь с ширинкой нараспашку и с видом побитого пса, с трудом понимая (судя по дебильной гримасе), за что его побили и прогнали…

Очередная победа не принесла Алёне даже тени радости. Господи, когда же закончится это каторжное воскресенье?!.. Скорее в душ! Смыть с себя всю грязь от последней стычки, все трудности и проблемы, свалившиеся на неё сегодня. В новенькой блузке и мини – юбке, с новой причёской, чистая и умиротворённая, она ещё раз обошла корпусные помещения и, нигде не обнаружив новых поводов для ЧП, обессиленно присела на диванчик в игровой – рядом с малышами. С усталой довольной улыбкой наблюдала за игравшими в куклы и в солдатики девочками и мальчиками, слушала спокойную музыку (по телевизору шёл какой – то концерт) и вспоминала изречение подруги, с трудом пересдавшей зачёт:

– Ну, теперь можно валять дурака с чувством выполненного долга!

Однако «повалять дурака» не удалось: опять на пороге игровой появилась Марковна.

– Алёнушка, тебя срочно к телефону! – встревоженно прошептала она. – Оксана Григорьевна!

Это затмило для Алёны всё пережитое за день. До сих пор ей никогда не доводилось пересекаться с грозной директрисой – суровой дамой с весьма тяжёлым характером, перед которой трепетал весь интернат – от первоклашки до завуча. Понимала, что ничего приятного от этого звонка ждать не стоит, и спускалась к телефону с мертвенно бледным видом осуждённой на казнь.

В голове беспрестанно крутилась цитата из недавно прочитанного «Слова о полку Игореве»: «Быть грому великому! Идти дождю стрелами с Дона Великого!» Неизвестно, как насчёт дождя из стрел, а вот гром сейчас наверняка будет. И немалый!

Дрогнувшей рукой взяла трубку и поднесла её к уху:

– Добрый вечер, Оксана Григорьевна! Это Алёна Колосова.

– Добрый вечер! – не то ласково, не то насмешливо ответило ей бархатное контральто. – Мне звонил Сергей Олегович. Сообщил о своём невыходе на работу и прислал заявление на увольнение. Ты не знаешь, что и где с ним случилось? Говорил, что его избили прямо по дороге в интернат какие – то пьяницы…

– Нет, не знаю, – уверенно соврала Алёна. – Мне только передали от него план мероприятий на сегодня. Всё запланированное мы выполнили.

– Ну а кто принял «командование» вместо него? Тамара Ивановна? Галина Николаевна? Я поручила им договориться, кто подежурит в это воскресенье…

– Я, – окончательно оробев, выдавила из себя Алёна.

И рассказала директрисе обо всём сделанном за день, умолчав, разумеется, о самых гадких инцидентах, никоим образом не подлежащих огласке, – об утренней драке, о выходке Юльки Морозовой и о прогнанном с заднего двора бомже – извращенце… Отчиталась и с трепетом ожидала сурового приговора – мало ли где она могла наломать дров по глупости да по неопытности? А «приговор» вышел совершенно неожиданным:

– Ты умница, Алёнушка! Молодчина! Не ожидала от тебя такого! Приятно поражена! Спасибо тебе за всё! Дождись пожалуйста ночную дежурную и отдыхай. А я обязательно придумаю, как тебя отметить и премировать. До свиданья!

Фу – у – ух! Пронесло!.. Неужели на сегодня всё? Но тут раздался ещё один звонок – по мобилке. Звонила тётя Ира, сестра покойной матери. Приглашала переночевать у себя, в спокойной домашней обстановке. И Алёна обрадовалась этому приглашению. Отведать вкусных тёткиных пирожных, поделиться с ней девичьими секретами, потискать маленьких двоюродных сестрёнок и спокойно уснуть на домашней, а не на казённой кровати – кажется, не самый плохой финал для рабочего воскресенья!

Наконец – то пост сдан – передан ночной дежурной список детей из пятидесяти одного имени (пятьдесят вторая, как мы уже знаем, отпросилась на ночёвку к родственнице). С небывалым облегчением покидала бой – девчонка на одну ночь стены родного интерната.

До дверей её провожали бывшие враги – Вовка Диденко и Мишка Сазонов. У выхода ещё раз поблагодарили за всё сделанное. А когда Алёна собиралась ответить им дружеским рукопожатием, пацаны неожиданно, преклонив колено, прильнули губами к её ручкам.

– Всё – таки ему левая досталась! – с улыбкой похвалился Мишка, вспомнив цитату из старого фильма…

Выйдя за дверь, оглянулась на спальный корпус, где уже светились все окна. Молниеносно прокрутила в памяти всё пережитое за день и всплакнула, только сейчас по – настоящему ощутив, как тяжело ей было сегодня. И как, оказывается, она любит свой детдом, своих больших и маленьких подруг и друзей по несчастью!..

Медленно шла по интернатскому двору, рассеянно глядя по сторонам. Внезапно остановилась – кто – то стоял у скамейки в конце двора, с большим букетом белых астр. Витька Новиков! Кого это он приготовился так торжественно встречать? Не поверила своим глазам, когда одноклассник опустился перед ней на колени:

– Алёнушка! Я… Я уже давно хотел признаться… Не знаю, как сказать! Чёрт косноязычный!.. В общем, я…

– Да вижу я всё, рыцарь ты мой застенчивый! – устало улыбнулась Алёна, принимая у него цветы. – Давно уже вижу. И у нас ещё будет время поговорить об этом. До завтра!

И всё той же утомлённой походкой отправилась дальше. А Витька ещё долго смотрел ей вслед восторженным взглядом. Настоящая Принцесса! Не нуждающаяся ни в проверке горошиной, ни в пышных королевских регалиях! Не мог подняться с колен и отвести восхищённых глаз от этой необыкновенной девчонки… девочки… девушки…

«Рыцарь мой!» – волшебной музыкой звенел в его ушах голос любимой.

И он готов был простоять так до самого рассвета в ожидании своей Прекрасной Дамы.

Дата публикации 13.04.2018
Просмотров 4251
Скачать

Комментарии

0